Форум » Новости-новинки » Китай и вокруг » Ответить

Китай и вокруг

Лена М.: Тема предназначена для обнародования информации о новинках-новостях специальной (и не только) литературы-периодики, посвящённым тем-иным аспектам Китая (особенно, современного) и вокруг него... Современный Китай это практически сословное государство да без малейшего намёка на "демократию", особенно в западном её понимании... Тем не менее, за последние десятилетия КНР достигла небывалых успехов практически во всех областях (от экономики до космоса), став второй Супердержавой в мире... КНР это прямое опровержение навязываемого (в том числе и у нас) тезиса успешная экономика в наше время возможна только в политически свободной-конкурентной стране... А также это нагляднейший пример нам, чтобы могло быть и у нас, если бы мы вслед за китайцами извлекли уроки Тяньаньмэнь в 1989 году, сохранили б КПСС (как основу-вертикаль нашей государственности) да не развалили б свою страну... Посему особое внимание я буду уделять именно публикациям, так-иначе освещающим причины взлёта Китая...

Ответов - 5

ziza: Лена М. пишет: Современный Китай это практически сословное государство Как в данном контексте понимается термин "сословие"? Традиционно сословие понимается как замкнутая социальная группа с определёнными законодательно: 1) составом и способом пополнения (обычно по наследству) 2) правами или, скорее, привилегиями 3) обязанностями Переход из одного сословия в другое запрещён или сильно ограничен. А в социалистических странах (к которым относится при всей его специфике и Китай) вместо сословий есть классовая структура. В России тоже сословий в классическом смысле нет, они существуют только в воображении профессоров ВШЭ. Все равны перед законом, социальные лестницы работают и при желании любой гражданин может стать кем угодно. Система неидеальная, как и везде, но не так безнадёжна, как кажется оппозиции. Оппозиция российская есть ни что иное, как неспособные неудачники, а не граждане, желающие работать и тем улучшить жизнь россиян. У меня схема другая. В России три основных страты. Хорошо бы для начала какую-нибудь вводную статью по теме. Пусть даже со спорными и необщепринятыми положениями.

Лена М.: В современном Китае права-привилегии-обязанности граждан кардинально отличаются, а определяются двумя факторами: - членство в КПК - принадлежность к той-иной социальной группе И как дополнительный фактор (на практике) - принадлежность к той-иной этнической группе...

Лена М.: Китай: политика, история, культура К 85-летию Ю.М. Галеновича Отв. ред. Е.Н. Румянцев М.: Синосфера, 2018. 419 с. Пер. 5-9905645-7-2 В сборнике рассматриваются некоторые из наиболее актуальных проблем изучения современного Китая и российско-китайских отношений. Среди них – связи между нашими странами в период прихода Компартии Китая к власти в стране и на современном этапе, проблемы становления и развития китайских «глобальных городов», развитие права в КНР, история Гоминьдана, история и современное состояние китайских вооруженных сил. Ключевые слова: Китай, российско-китайские отношения, история Китая, КПК, экономика Китая, культура Китая - Картунова А.И. Информационные послания Д.А. Годунова из Китая в 1943–1947 гг. По документам и личным воспоминаниям, с. 51-91 - А.Ч. Мокрецкий (Институт Дальнего Востока РАН). Каким представляется современный миропорядок из Китая?, с. 92-128 В последние годы китайский политический и экспертный круги останавливаются на четырех особенностях эпохи или «четырех хуа»: политической многополюсности или полицентричности («чжэнчжи доцзихуа»), экономической глобализации («цзинцзи цюаньцюхуа»), общественной информатизации («шэхуэй синьсихуа») и культурном многообразии («вэньхуа доянхуа»). Автор связывает эти «четыре хуа» с китайской интерпретацией современного миропорядка, отвечая на следующие вопросы: что из себя представляют эти четыре особенности современного миропорядка, какова их оценка и степень актуальности, какие шансы и вызовы они содержат. Ключевые слова: политическая полицентричность, экономическая глобализация, общественная информатизация и культурное многообразие - А.О. Виноградов (Институт Дальнего Востока РАН), Т.Ю. Трухина (Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики"). Образ внешней политики России в СМИ и блогосфере Китая, с. 129-169 В статье предпринят анализ публикаций китайских СМИ и материалов блогосферы за последние несколько лет на предмет того, как представлена в китайском общественном мнении внешняя политика РФ. Отдельно рассматриваются такие аспекты как состояние российско-китайских отношений, события на Украине, действия России в Сирии. Ключевые слова: российско-китайские отношения, внешняя политика, блогосфера, образ России - Александрова М.В., Зайцева Т.Р., Заклязьминская Е.О. Въездной туризм из КНР в Россию: Современное состояние, проблемы и опасности, с. 170-215 - Чубаров И.Г. Исторические предпосылки возникновения глобальных городов в Китае, с. 216-229 - Юркевич А.Г. Роль и место Чан Кайши в политических организациях Сунь Ятсена в 1911–1925 гг.: трудный путь к вершине, с. 230-279 - Пожилов И.Е. Компартия и Красная Армия Китая в советизации китайской деревни, с. 280-314 - Е.Н. Румянцев (Институт Дальнего Востока РАН). О 90-летии вооруженных сил КПК, с. 315-363 В статье анализируются мероприятия, проводившиеся в КНР в связи с 90-летием вооруженных сил Компартии Китая, а также ход идущей в стране реформы обороны государства и вооруженных сил. Ключевые слова: вооруженные силы, военная реформа, Центральный военный совет, Си Цзиньпин, Даманский - В.К. Захарова (Московский университет МВД РФ). Уголовно-процессуальное право Китая: эволюция и пути модернизации, с. 364-389 В статье анализируются основные этапы развития уголовного процесса со времен императорского Китая и до наших дней. Рассматриваются причины отставания развития процессуального права при одновременном совершенствовании материального права, степень влияния философско-правовых концепций на формирование и дальнейшую реализацию уголовно-процессуальных норм Китая. В рамках статьи выявляется влияние социалистической идеологии и УПК РСФСР 1960 г. на регламентацию ряда норм современного УПК КНР. С учетом достигнутых успехов в реформировании ряда процессуальных институтов автором выявлены дальнейшие тенденции развития уголовного процесса КНР. Ключевые слова: уголовный процесс, легизм, конфуцианство, традиционное право, расследование преступлений, наказание, древнекитайское право, правотворческий процесс, защитник, адвокат, меры принуждения - Старостина А.Б. Народные культы в провинции Хэбэй, с. 390-405


Лена М.: В этом году в Китае отмечается 40-летие с момента проведения политики реформ и открытости Евгений Янович Сатановский: Китай был нищий, Китай был полумертвый, в Китае вымирали десятки миллионов людей за XX век. В Китае убивали десятки миллионов людей, в том числе оккупанты. Уже и не было, казалось, этого Китая. И пластали его на мелкие составные части – Срединную империю, которой 5 тысяч лет. А Китай собирался обратно. И это нам – великий урок! Нам, которые распались на некоторое количество частей, и эти части вовсе не обязаны вечно находиться порознь. Всего ничего. Другое дело, учитывать надо собственные ошибки. Понимать надо, почему все так происходит, а не дурью маяться, не шапкозакидательством заниматься. Но и это у китайцев было: Большой скачок, Культурная революция, куда их только не несло! А в какой-то момент начали думать мозгом уже в современности, я про историю не говорю, это – отдельная тема. Я надеюсь, мы когда-нибудь вернемся к практике исторических лекций. Много чего можно сказать и про борющиеся царства, и про империи Цинь и Хань, и про Танский Китай, вспомнить про Циньский, и много чего вообще. Но сегодня говорим о современном. Сегодня исполняется 40 лет политике реформ и открытости Китая. Страна была абсолютно – государство Третьего мира. Более того, она еще 27 лет назад, когда мы успешно покончили с СССР… Мы ж смогли сделать то, что не смог бы сделать никто! Она сильно от нас отставала. А сегодня мы от нее сильно отстаем во всем, кроме, пожалуй, осколков старых советских технологий, старой культуры недобитой, в том числе – музеев и театров, и много чего другого. Ну, как есть. 40 лет! Причем это сегодня мы говорим: ну, как же, у них такая рабочая сила, у них такой внутренний рынок, у них такое население трудолюбивое, у них провинции густонаселенные на берегах моря, диаспора. А у нас, можно подумать, прям плюсов нет! Ну, как использовать. Но дело в том, что 18 декабря 1978 года, когда начался Третий пленум ЦК КПК XI созыва, это совершенно было не явно. Выбрали, кстати, не самый радикальный вариант реформ. Как-то у них там вот Дэн Сяопин был, а у нас вот Чубайс есть. И разница между Дэн Сяопином и Анатолием Борисовичем велика. Больше того, до 1981 года Дэн Сяопин еще боролся со сторонниками жесткой линии. Тема была: "Как сохранить, в какой пропорции элементы маоизма?" Дэн Сяопин не боролся с маоизмом, Дэн Сяопин останавливал своих радикальных реформаторов, а в 90-е они поддерживали реформаторов против консерваторов. Евгений Янович Сатановский — востоковед, кандидат экономических наук, профессор, президент научного центра «Институт Ближнего Востока»

Лена М.: Елена Роткевич. В России это минус, в Китае это плюс // Город 812, 2019, №5(408) от 11 марта, с. 11-13. В Китае несколько лет действует система социального рейтинга — каждое действие гражданина КНР фиксируется и оценивается в плюс или в минус. И в России уже внедряют китайские системы, следящие за благонадежностью граждан. Система социального рейтинга, следящая за благонадежностью граждан в Китае, постепенно проникает и в Россию. В начале марта Минстрой РФ утвердил всероссийский проект «Умный город», который предполагает оснащение всей страны интеллектуальной системой слежения за людьми. Москва и Петербург стали пилотными площадками, где smart city уже заработал – при участии китайцев. Чем гражданам грозит использование китайского опыта? Smart city по-китайски В течение трех лет в России будет повсеместно внедрена интеллектуальная система распознавания лиц, заявляют в Минстрое, ответственном за реализацию проекта. По словам замглавы ведомства Андрея Чибиса, министерство изучило китайский опыт и намерено привлечь китайские компании к внедрению «технологии биометрии и анализа событий» в городах РФ. Системы слежения, интегрированные в нейросети, в КНР используются довольно давно. С их помощью китайцы научились не только раскрывать преступления, но даже прогнозировать, где и когда будет совершено очередное злодейство. И даже ловить потенциальных (т.е. будущих) преступников. В некоторых китайских провинциях полицейские оснащены очками дополненной реальности с технологией распознавания лиц. В настоящее время в Китае установлено более 176 миллионов камер, а к 2020 году добавят еще почти 500 миллионов. И это – не предел. В некоторых регионах под наблюдением находятся буквально все жители и вся территория. В нестабильном Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где проживают более 10 миллионов уйгур-мусульман, власти внедрили комплекс видеонаблюдения, оснащенный искусственным интеллектом. Система распознает людей на улицах и предупреждает полицию, если подозрительные личности отклоняются от привычных маршрутов более чем на 300 метров. Более того, у всех жителей отсканированы радужные оболочки глаз, а на каждый автомобиль установлены геометки. Под видом бесплатной диспансеризации у населения взяли образцы ДНК, с помощью которых нейросеть быстро может вычислить разыскиваемого человека. Полицейские оснащены анализаторами мобильного контента, способными мгновенно прочитать «содержимое» любого смартфона и выявить запрещенное. – Если в телефоне обнаружится, например, расписание намазов, мусульманские имена и прочий контент, связанный с мусульманской религиозной практикой, владельца гаджета внесут в список неблагонадежных и могут забрать в лагерь перевоспитания, – рассказала «Городу 812» директор Лаборатории изучения китайского туризма Полина Рысакова. По ее словам, в список нежелательного контента в Китае также попали, например, Винни-Пух и свинка Пеппа. Считается, глава КНР Си Цзиньпин похож на Винни-Пуха в диснеевском варианте, а Пеппа – символ неодобряемой молодежной субкультуры. – Новый тренд: под запрет на использование в соцсетях попал иероглиф, обозначающий «печаль», «уныние». Он стал символом бунта китайской молодежи, которая не хочет соответствовать ожиданиям и требованиям, предъявляемым обществом. И от этого они пребывают в унынии и разочаровании, – рассказала Полина Рысакова. Интеллектуальная система в КНР отслеживает все, даже самые мелкие нарушения граждан. Например, фиксирует, как люди перебегают дорогу на красный свет или рвут цветы на клумбе. Их лица мгновенно распознаются, устанавливаются фамилии, адреса и т.д. Камеры используются даже при входе в общественные туалеты – чтобы никто не воровал туалетную бумагу. Лица входящих запоминает камера, каждому выдается около 60 см бумаги. Следующую порцию пипифакса то же лицо может получить лишь через 9 минут. Китайцы научили систему наблюдения распознавать не только лица, но и анализировать покупки, поступки, знакомства, места пребывания конкретного человека. В зависимости от собранной информации система может сделать вывод о его неблагонадежности. Как пишет китаист Леонид Ковачич на портале московского Центра Карнеги, если китаец купит кухонный нож, система возьмет его на заметку, хотя ничего криминального нет. Но если затем этот же человек приобретет мешок и молоток – система отметит его как «потенциально опасного». Систему умного видеонаблюдения, названную ECU911, Китай бесплатно поставил в Эквадор. В результате за два года преступность там упала на 24% и Эквадор стал одним из самых безопасных государств Латинской Америки. Граждане разных сортов На основе умной системы слежения в Китае начали внедрять систему социального рейтинга – SCS (Social Credit Score). По сути, SCS представляет собой инструмент, разделяющий всех китайцев на разные «сорта» в зависимости от их благонадежности. Поступки людей оцениваются в баллах, из баллов формируется персональный рейтинг. За плохое поведение баллы снимают, за хорошее – добавляют. Чем больше баллов, тем выше рейтинг. Чем выше рейтинг, тем больше льгот и благ. Инициатива была озвучена Госсоветом КНР в 2014 году. Цель проекта – улучшить моральный облик граждан, повысить патриотизм, снизить преступность. В 45 городах Китая SCS уже действует в пилотном режиме, и пока участие в ней добровольное. Несмотря на то что система тестируется уже в течение пяти лет, информация об этом масштабном социальном эксперименте за пределами Китая практически отсутствует. Как пишет русско-китайский канал EKD.ME со ссылкой на South China Morning Post, в тестовом режиме баллы за хорошие и плохие поступки в каждой провинции Китая до сих пор начислялись по-разному. Жительница деревни Цзякуан Мацзя 52-летняя Ян Цююнь, работающая информатором SCS, поделилась, как она записывает в блокнот хорошие и плохие поступки односельчан и начисляет за них баллы. Например, ее сосед Ма Шаоцзюнь бесплатно установил баскетбольное кольцо на детской площадке. За это ему начислили два балла. Гражданка Ма Хунъюнь пожертвовала местному дому культуры телевизор за 3000 юаней ($ 445) и заработала 30 баллов. Юноши, которые отправились служить в армию, получили по 10 баллов. Ян Цююнь считает, что система помогает людям становиться лучше. К тому же жители с высоким рейтингом получают больше риса и растительного масла, а также могут рассчитывать на денежное вознаграждение от сельского комитета. Портреты высокорейтинговых передовиков вешают на местные «доски почета». В городе Жунчэн рейтинговые баллы начисляются и снимаются компьютерной системой. За донорство крови, волонтерство, сообщения о контрабанде и прочие добрые дела баллы добавляются. За нарушения правил дорожного движения, долги по кредитам, неуплату налогов или алиментов, баллы снимаются. В зависимости от суммы баллов формируется рейтинг. Горожане получают статус от ААА (много баллов, высокий рейтинг) до D (мало баллов, низкий рейтинг). «А-жители» имеют привилегии в виде бесплатных медосмотров, скидки в 300 юаней ($ 44) на оплату отопления, 30 кубометров бесплатной воды в год и льготы по кредитам. «D-жителям» могут отказать в государственных субсидиях, в приеме на работу или в выдаче кредита. На получение госдолжности могут рассчитывать только «А-горожане», а в охранники берут начиная с В-статуса. К 2020 году в КНР планируют создать централизованную систему, которая в режиме реального времени будет измерять рейтинг каждого жителя страны. По словам Полины Рысаковой, недавно в Китае появилось мобильное приложение, с помощью которого сознательные граждане будут доносить на несознательных. – В приложении будут размещаться фотографии тех, кто не платит налоги, алименты или кредиты. Если должника кто-то заметит в дорогом магазине покупающим дорогие вещи, то его нужно сфотографировать и направить фото через приложение в систему. За это отправитель получит баллы к рейтингу, – говорит китаевед. Рейтинг повышается, если человек покупает в магазинах детские подгузники и не покупает алкоголь. Если смотрит нравственные фильмы и не смотрит порнопродукцию. Если на своих страницах в соцсетях публикует посты патриотического содержания и не дружит с неблагонадежными блогерами. Тем, у кого плохой рейтинг благонадежности, могут отказать в выезде за рубеж. Также низкорейтинговым гражданам запрещено передвигаться на скоростных поездах и самолетах. В 2018 году из-за низкой благонадежности не смогли воспользоваться самолетом более 9 млн китайцев, а скоростным поездом – 3 миллиона китайцев. Решения нейросети неоспоримы В КНР отношение к Системе социального рейтинга, по словам Полины Рысаковой, в целом положительное. Большинство китайцев поддерживают идею, так как считают, что государство – не враг, а наоборот, заботится о каждом гражданине. – В Китае дискуссии о правах человека, в принципе, нет. Вопросы о защите персональных данных не обсуждаются. Внедрение системы стало возможным в том числе и потому, что она воспроизводит типичные для китайского общества системы самонаблюдения. Традиционно общество было разбито на микроячейки, в которых люди наблюдали друг за другом и регулировали поведение друг друга. Сейчас происходит, по сути, то же самое, но в электронном виде, – говорит Полина Рысакова. Пока SCS довольно часто дает осечки: наказывает невиновных, поощряет непричастных. У граждан пока нет возможности оспорить решения умной нейросети. В Китае стал широко известен случай, когда китаянке приходили огромные штрафы за неправильный переход улицы. Хотя ничего такого она не совершала. Оказалось, что система слежения приняла портреты женщины, наклеенные на автобусах, за ее саму. Женщина – актриса, снимавшаяся в рекламе. В большинстве развитых стран китайскую систему рейтингования граждан осуждают как нарушающую права человека. Однако некоторые государства – например, Канада, Сингапур, Люксембург – дают китайцам с рейтингом выше 750 баллов визу по упрощенной схеме. SCS уже в России Возможно ли внедрение китайского опыта социальных рейтингов в России? Эксперты считают, что пока это утопия. По мнению доцента НИУ ВШЭ в Петербурге Елены Кудрявцевой, в масштабах государства такой опыт вряд ли получится внедрить. – В частных компаниях давно рейтингуют и клиентов, и сотрудников, и даже отслеживают поведенческие модели. Вполне вероятно, что и вся страна движется в этом направлении, но реализовать проект в масштабах страны – невозможно. Во-первых, из-за слабой технической базы, во-вторых – из-за коррупции. Систем слежения навесить можно, но что они будут отслеживать, и главное – кто и как будет этим пользоваться? У нас даже когда ЧП происходят, по камерам слежения ничего не могут разобрать. Нужна система и технически и по-человечески безупречная. А у нас же чуть что случилось – особенно когда речь о громких делах, – что говорят?«Ой, камера была на ремонте! Ой, она работала, но файл куда-то исчез». Локальные задачи системы слежения могут выполнять. Например, камеры на дорогах фиксируют нарушения скорости. Но интеграция всех систем сопряжена с очень многими проблемами, – считает Елена Кудрявцева. По мнению Полины Рысаковой, публичное внедрение китайской SCS в России встретит протесты со стороны локальной политической культуры. – Но мы не знаем: возможно, за нашей спиной это уже делает государство, – предполагает она. Решения, которые публично озвучиваются в правительстве РФ, заставляют сомневаться в том, что в России «опыт Китая» так уж невозможен. Похоже, что SCS уже здесь. Замминстроя Андрей Чибис привлек китайские корпорации во всероссийский проект «Умный город». Не публично, а через компанию «Ростелеком», которая заключила договор о долгосрочном сотрудничестве с корпорацией Huawei. Huawei будет помогать внедрять «на территории России инновационные продукты в отрасли информационных технологий и телекоммуникаций». Ранее Huawei приняла участие в реализации проекта в Петербурге «Безопасный город», являющимся частью «Умного города». В конце февраля концерн «Калашников» заявил, что готов адаптировать и внедрить во всероссийский «Умный город» систему распознавания поведения человека, которая используется спецслужбами. Например, по реакциям, походке, взглядам система может определить, вооружен ли человек, не замышляет ли чего дурного. В феврале этого года Департамент информационных технологий Москвы заказал для столичных полицейских очки дополненной реальности с технологией распознавания лиц (такие очки есть у полицейских в Китае). Китайские корпорации приняли участие в создании столичной системы интеллектуального распознавания лиц. В конце прошлого года зампред правительства РФ Максим Акимов заявил, что никаких проектов, основанных на оценке поведения граждан, в правительстве «на сегодняшний день нет». – Правительство России сейчас не обсуждает вопрос создания системы социального рейтинга, – добавил он. Опыт новейшей истории России показывает, что если чиновник публично заявил, что в стране чего-то не произойдет, значит, именно к этому народу и нужно готовиться. (с) Город 812



полная версия страницы