Форум » Не историей единой » Коммерческий успех vs Литературные достоинства 2 » Ответить

Коммерческий успех vs Литературные достоинства 2

Лена М.: Может ли качественная литература успешно продаваться? Может ли то, что успешно продаётся, быть качественной литературой? Продолжаем здесь обсуждать эти вечные вопросы...

Ответов - 15

Лена М.: РБК Стиль составил рейтинг продаж художественной литературы в России в 2015 году на основе данных, предоставленных крупнейшими российскими издательствами... Самые продаваемые книги в России в 2015 году: 1. Борис Акунин. Планета вода, Захаров, 2015 (продано 168 000 экз.) 2. Энди Вейер. Марсианин, АСТ, 2014 (107 000) 3. Джон Грин. Виноваты звезды, АСТ, 2013 (103 321) 4. Дмитрий Глуховский. Метро 2035, АСТ, 2015 (97 459) 5. Джоджо Мойес. До встречи с тобой, Иностранка, 2013 (87 913) 6. Джеймс Оруэлл. 1984, АСТ, 2013 (85 000) 7. Харпер Ли. Убить пересмешника, АСТ, 2014 (74 142) 8. Грегори Дэвид Робертс. Шантарам, Азбука, 2010 (71 607) 9. Джеймс Дэшнер. Бегущий в лабиринте, АСТ, 2013 (69 483) 10. Донна Тартт. Щегол, Corpus, 2014 (65 285) В рейтинге учтены все издания той-иной книги - вне зависимости от года выпуска... Сомнительный, вообще говоря, рейтинг - особенно, умиляет полное отсутствие книг ЭКСМО, ну и ещё и соседство Мойес с Оруэллом... :-)

Лена М.: Разговор с книгопродавцем // СПб ведомости, 2016, №14 от 28 января, с. 5. 31 января закрывается книжный магазин «Мы» на Невском проспекте, один из десятка небольших книжных магазинов Петербурга, предлагающий качественные книги. О причинах и состоянии независимой книготорговли мы расспросили Артема Фаустова, совладельца магазинов «Мы» и «Все свободны». – Почему вы закрываете магазин «Мы»? – Чувствуем себя там неуютно. Рядом проходят корпоративы с обильными возлияниями. Шум, громкая музыка не способствуют общению с книгой. Есть и экономические причины, хотя магазин не работает в минус. Может, откроем другой магазин в другом месте. – Но когда вы въезжали на третий этаж здания на Невском три года назад, вы знали, что будете частью общепита? – Рассчитывали на то, что для петербуржцев этот адрес связан с Домом военной книги, единственным книжным магазином, который работал в блокаду. И люди, помнящие ДВК, к нам приходили. Также мы рассчитывали, что культурная составляющая, изначально заявленная в коммерческом проекте Biblioteka, будет больше и солиднее. Но шло время, и культуры становилось все меньше. – Да и третий этаж, наверное, не лучшее место для книжного магазина? – Но в центре города аренда на первом этаже «с витриной» совершенно неподъемна для независимого книжного магазина. «Все свободны», например, находится во втором дворе. Хотя здесь нам хорошо и удобно. – Неподъемная аренда – это сколько? – Несколько тысяч рублей за 1 кв. метр в месяц. Минимальная площадь магазина – 50 кв. метров, вот и считайте. Независимый книжный магазин – это не бизнес-проект. Это маленькое семейное дело, скромный кусок хлеба для энтузиастов. – Что такое независимый книжный магазин? – Продающий немассовые издания. Ориентированный на книголюбов, не аффилированный с крупными издательствами и торговыми сетями, тщательно отбирающий литературу, располагающий персоналом, хорошо знающим ассортимент. - Вы получаете книги от издателей? – И от дистрибьюторов также, не все издательства имеют свою логистику. – Какая наценка принята в независимых магазинах? – Обычно 50 проц., для дорогих книг – меньше. Только московский «Фаланстер», старейший независимый книжный магазин в России с большим ежедневным оборотом, может позволить себе меньшие наценки. – Какое количество книг необходимо для независимого магазина? – Существуют разные подходы. Одни ориентируются на небольшой ассортимент, но более узкую тематику. Мы предлагаем до 10 тысяч наименований, стараясь представить больше книг по выбранным разделам знания. – Какие книги стали у вас бестселлерами в 2015 году? – Например, Томас Пикетти «Капитал в XXI веке», книга посвящена экономическому неравенству. Небольшая книжка культуролога Кирилла Кобрина «Шерлок Холмс и рождение современности. Деньги, девушки, дэнди викторианской эпохи». Роман петербуржца Сергея Носова «Фигурные скобки», продолжающий традиции русской символистской прозы начала ХХ века. – Общим местом стало утверждение, что люди стали катастрофически мало читать. Это так? – Проблема сложнее, чем выглядит на первый взгляд. Действительно, во всем мире стали читать меньше. Но в России падение читательского интереса подстегнуто катастрофической монополизацией издания книг. Рынок, в том числе торговые сети, захватили производители ширпотреба. В регионах серьезную книгу купить просто негде. – Электронные книги не убьют бумагу? – Появление этих книг сильно насторожило издателей, но уже несколько лет, как рост продаж электронных книг остановился. Люди наигрались гаджетами. Горящие глаза молодежи показывают возрождение интереса к серьезному чтению, немыслимому еще несколько лет назад. Слышали, что спросила меня юная покупательница? – Книгу архитектора Альдо Росси «Архитектура города». – Урбанистика – тема витает в воздухе, социология, философия, психология – вот что сейчас пользуется спросом у наших покупателей. – Что вам как книгопродавцу нужно от власти, чтобы спокойно работать? – Чтобы не придумывали новых налогов, малый бизнес это убивает. О льготах по аренде я не говорю: формально они существуют, но большая часть помещений, пригодных для независимых книжных магазинов, предлагаются коммерческим магазинам или находятся в частной собственности. (с) Санкт-Петербургские ведомости

Лена М.: Василий Владимирский. Что читали в Петербурге в 2015 году? // Санкт-Петербургские Ведомости, 2016, №19 от 4 февраля, с. 5. По данным исследования, проводившегося Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), в 2014 году около 35 проц. жителей России не читали книги. Никакие: ни бумажные, ни электронные, ни мировую классику, ни популярные самоучители «как стать богатым и знаменитым не поднимаясь с дивана». В 2015 году «Левада-центр» в целом подтвердил эту статистику. По данным опроса, в Год литературы ежедневно читали 11 проц. россиян, не реже раза в неделю – 17 проц., хотя бы раз в месяц – 20 проц. Что любопытно, уменьшилось и количество поклонников «электронных версий»: всего 2 проц. против 6 проц. в 2012 году. Тенденция для представителей книжной отрасли тревожная, но по большому счету в этом нет ничего фатального. Все логично: количество альтернативных источников информации и, что важнее, доступных способов развлечения растет гораздо быстрее, чем падает интерес к книге. И одним из самых литературоцентричных городов нашей страны по-прежнему остается Санкт-Петербург: так, по итогам конкурса «Самый читающий регион России», организованного Российским книжным союзом, в 2015 году он занял третье место, уступив Москве и Ненецкому автономному округу. В конце января Санкт-Петербургский дом книги и «Буквоед», книготорговая сеть на Северо-Западе, подвели итоги и опубликовали свои списки самых востребованных книг минувшего года в категории «Художественная литература». Так что же покупали и читали в 2015 году петербуржцы? 10 самых популярных книг. Художественная литература Книготорговая сеть «Буквоед»: 1. Борис Акунин, «Планета Вода» 2. Рэй Брэдбери, «Вино из одуванчиков» 3. Рэй Брэдбери, «451 градус по Фаренгейту» 4. Дэниел Киз, «Цветы для Элджернона» 5. Дэниел Киз, «Таинственная история Билли Миллигана» 6. Грегори Дэвид Робертс, «Шантарам» (в двух книгах) 7. Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита» 8. Джон Грин, «Бумажные города» 9. Эрика Леонард Джеймс, «Пятьдесят оттенков серого» 10. Джоджо Мойес, «До встречи с тобой». Санкт-Петербургский дом книги: 1. Борис Акунин, «Планета Вода» 2. Дмитрий Глуховский, «Метро 2035» 3. Сергей Минаев, «Духless 21 века. Селфи» 4. Донна Тратт, «Щегол» 5. Грегори Дэвид Робертс, «Шантарам» (в двух книгах) 6. Джордж Оруэлл, «1984» 7. Дэниел Киз, «Таинственная история Билли Миллигана» 8. Виктор Пелевин, «Смотритель. Книга 1. Орден Желтого флага» 9. Джером Дэвид Сэллинджер, «Над пропастью во ржи» 10. Захар Прилепин, «Обитель». На непредвзятый взгляд выбор книг представляется хаотичным: тот, кто сумеет разглядеть здесь некую стройную систему, может смело претендовать на Нобелевскую премию по логике. Понятно, что обеспечило хорошие продажи «бестселлерам промышленного производства» – «Метро 2035» Дмитрия Глуховского, «Духless'а XXI века» Сергея Минаева, первого тома «Смотрителя» Виктора Пелевина: кумулятивный эффект дали маркетинговые усилия издателей и ожидания читателей. Та же история с книгами, экранизированными в 2015 году («Пятьдесят оттенков серого», «Бумажные города») и ждущими экранизации со дня на день («Таинственная история Билли Миллигана», «Шантарам», «До встречи с тобой» Джоджо Мойес). Понятен интерес к масштабному историческому полотну Захара Прилепина «Обитель», отмеченному в конце 2014 года премией «Большая книга», и «Щеглу» Донны Тратт, интеллектуальному детективу, собравшему в России отличную прессу. Отчасти можно понять даже попадание в топ Дома книги «Над пропастью во ржи», одного из главных американских романов XX века: интерес к фигуре автора подхлестнула книга Фредерика Бегбедера «Уна и Сэллинджер», беллетризированная биография, изданная у нас как раз в 2015-м. Но почему с ними соседствуют «Вино из одуванчиков», «Мастер и Маргарита», «1984»? И какова судьба других экранизированных, получивших награды, активно продвигавшихся издателями книг? А вот то, что первое место в обоих рейтингах занимает новая книга Бориса Акунина «Планета Вода», вполне предсказуемо. Предыдущий роман о приключениях сыщика Фандорина был опубликован в 2012 году, читатель успел соскучиться по любимому герою – как говорил Эраст Петрович, это раз. Умело играя на ностальгических струнках, писатель обратился к образам и сюжетным ходам, отсылающим к классической «глубоководной» научной фантастике Жюля Верна и Артура Конан Дойла, к «Двадцати тысячам лье под водой» и «Маракотовой бездне», – это два. Наконец, в нише «интеллигентного ретродетектива» у Акунина в России фактически не осталось конкурентов той же весовой категории — это три. Да и кто еще из отечественных супергероев может похвастать не только стальными мускулами, но и острым интеллектом, как Эраст Фандорин? Неудивительно, что сборник из трех повестей Акунина, по версии информационного агентства РБК, стал самой популярной художественной книгой 2015 года и на всероссийском книжном рынке. (с) Санкт-Петербургские ведомости


Лена М.: Денис Котов: «Наша задача – обеспечить книге голос» // Литературная газета, 2016, №3-4(6539) от 28 января, с. 7. http://www.lgz.ru/article/-3-4-6539-28-01-2016/nasha-zadacha-obespechit-knige-golos/ Об итогах Года Литературы в России. О работе книготорговой сети Буквоед в 2015 году и самых популярных книгах в Буквоеде. О состоянии книжной отрасли на Северо-Западе. О судьбе бумажной книги и её противостоянии книге электронной. Денис Котов – основатель и генеральный директор Петербургской книжной сети «Буквоед». С 2006 года является заместителем председателя Санкт-Петербургского филиала Российского книжного союза. С 2010 года – член Совета по образовательной политике Комитета образования Правительства Санкт-Петербурга. В 2000 году Д.А. Котов открыл собственный бизнес, создав компанию «Буквоед» и открыв первый книжный магазин будущей сети.

Лена М.: Самые продаваемые авторы в России в 2015 году: 1. Дарья Донцова - 1970 тыс. экз. 2. Татьяна Устинова - 890 тыс. экз. 3. Татьяна Полякова - 830 тыс. экз. 4. Наталья Александрова - 650 тыс. экз. 5. Стивен Кинг - 610 тыс. экз. 6. Эрика Леонард Джеймс - 550 тыс. экз. 7. Екатерина Вильмонт - 540 тыс. экз. 8. Рэй Бредбери - 520 тыс. экз. 9. Анна и Сергей Литвиновы - 510 тыс. экз. 10. Борис Акунин - 490 тыс. экз. По данным РКП за 2015 год - совокупные продажи в 2015 году.

Лена М.: Ресурс бумажной эволюции. Среднестатистический россиянин уделяет чтению книг лишь 15 минут в день // СПб ведомости, 2016, №84(5701) от 16 мая, с. 5. Свою работу в книжном деле наш сегодняшний собеседник начал в 1993 году. С тех пор он активно популяризирует чтение. У него есть цель: к 2025 году создать условия для того, чтобы 73% россиян старше семи лет читали не менее девяти книг в год вне зависимости от уровня доходов. О том, как этого добиться, нашему корреспонденту рассказал генеральный директор книжной сети «Буквоед», зампред Санкт-Петербургского филиала Российского книжного союза Денис КОТОВ. – Денис Алексеевич, как книжный рынок Петербурга и России переживает непростые для экономики времена? – В последние годы в России книгочеев становится все меньше. Петербург выглядит исключением, книги у нас по-прежнему популярны. Опросы показывают, что 52% россиян все еще читают хотя бы одну книгу в год. Книжный рынок реагирует на это сокращением тиражей и падением продаж. По нашим данным, даже 2015 год, объявленный Годом литературы, радикально тенденцию не изменил, хотя темпы снижения все же сократились. При этом из-за инфляционного удорожания книжной продукции в денежном выражении продажи литературы и в нашем городе, и в стране немного выросли. Книга по-прежнему остается одним из самых доступных развлечений, а также универсальным подарком, поэтому в 2015 году снижения продаж в штуках мы не увидели. При этом есть сокращение по номенклатуре. Упали средние тиражи, поскольку производители стали бороться за оборачиваемость своих средств. – В былые времена книги были относительно доступны для массового покупателя. Сейчас это зачастую дорогое приобретение... – Книги дорожают не больше темпов роста инфляции (по данным ЦБ РФ, в апреле 2016 г. по сравнению с апрелем-2015 она составила 7,3%). Однако я бы не сказал, что книги становятся роскошью. В сетевых магазинах нашей категории книга в среднем стоит 350 рублей. Цены на современные издания художественной литературы доходят до 450 рублей. Ну а есть книги, которые могут стоить и 250 тыс. рублей, например, Библия с иллюстрациями Сальвадора Дали в уникальном переплете. Однако в последние годы книги дорожают, это факт. Кроме инфляции, на рост цен влияет сокращение торговой сети. С 1990 года количество книжных магазинов в России снизилось с 8,5 тысячи до 1,5 тыс. Из-за сужения канала сбыта сократились и тиражи. Чем меньше печатается оттисков – тем выше себестоимость каждой книги. – Как современные книгоиздатели налаживают контакты с издательствами и полиграфистами? – Типографии повсеместно пытаются сократить сроки оплаты за продукцию, хотя до расторжения договоров дело в массовом порядке не дошло. Из-за инфляции и роста курса доллара и евро себестоимость издания книг выросла. Главная причина – удорожание бумаги на 15 – 25%, большую часть которой типографии вынуждены закупать за границей. Плюс краска, запчасти и оборудование для типографий. В ряде случаев издательства перешли на более экономный вариант изданий (бумага экономкачества, отсутствие цветной полиграфии, мягкая обложка и прочие хитрости). При этом печать книг в зарубежных типографиях прекратилась. – Из чего вообще складывается цена издания? – Есть издательская стоимость, которая включает в себя авторский гонорар, вознаграждение художникам, верстальщикам, корректорам, самому издателю, транспортно-складские издержки. Также есть стоимость арендной платы магазина: как раз поэтому книга в Интернете стоит дешевле. Получается, что весь книжный рынок работает в первую очередь на арендодателя, потом на государство (через налоги), на сотрудников и в самом конце – на прибыль акционеров. – Чем государство может помочь отечественному книгоизданию? – Имеет смысл, на мой взгляд, ввести в индикаторы эффективности работы губернаторов показатель количества книжных магазинов на душу населения. Как только государство начнет стимулировать рост книжной инфраструктуры, тиражи станут расти, себестоимость снижаться, а книги – дешеветь. По данным Российского книжного союза и Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать), Петербург является абсолютным лидером по уровню книжной инфраструктуры в стране. В нашем городе на 30 тыс. жителей приходится один книжный магазин, хотя в идеале их должно быть в два-три раза больше. В среднем по стране книжные магазины встречаются втрое реже, чем в Петербурге. Но в некоторых городах России с населением 100 тысяч жителей книжных магазинов как класса не существует, только ларьки. Кстати, до 2015 года ни одного такого магазина не было и в Кронштадте. Если в больших книжных магазинах северной столицы востребовано 90 – 200 тысяч наименований продукции в год, то во многих малых и средних российских городах даже 10 тысяч наименований не представлено на полках. – Составляют ли вам конкуренцию электронные книги? – Электронная и бумажная книга – это сестры. Только одна имеет «тело», а другая виртуальна. У каждой есть свои преимущества. Я считаю, что электронная книга активно рекламирует ее бумажную версию. Массового перехода к электронному чтению мы не наблюдаем. Плохие книги – да, их прочитал и удалил, а хорошие произведения люди по-прежнему читают в бумаге. Они больше подходят для вдумчивого чтения. Рынок электронных книг нам не мешает. Хотя, возможно, без него мы бы развивались быстрее. Но ведь наши конкуренты не электронные «читалки», а телевизор, Интернет и алкоголь: с ними мы боремся за время и бюджеты книголюбов. Исследования показывают, что среднестатистический россиянин каждый день смотрит телевизор 2 часа, 45 минут сидит в Интернете и только 15 минут читает книги. В Новый год деньги россиян уходят с лучшего рынка подарков – книжного – в худший – алкогольный. – Как тематически меняется книжный рынок? – Если с художественной литературой все более-менее ровно, то тиражи деловых изданий сокращаются. Потому что многие молодые люди считают, что могут запросто открыть свое дело, накачав что-то в Интернете, и осознать нечто глубокое, блуждая по бесплатным вебинарам и статьям на эту тему. Это характерный признак клипового мышления современного человека. В результате люди умеют только копировать, не создавая ничего нового. Отрадно, что активно развивается детская книга. Родители уделяют больше внимания грамотности своих детей, стараются прививать им книжную культуру с детства. Да и сама детская книга трансформируется: сегодня она умеет разговаривать и петь, в ней есть дополненная реальность. Порой продолжение книги можно найти в Интернете. Родители часто задают вопрос: «А как приучить детей читать?». Да очень просто. Выключите телевизор, разложите интересные книги по всей квартире и читайте вместе с детьми. – Что активнее продается: классика или современная литература? – Недавно мы исследовали интерес читателей на Северо-Западе. По итогам последних трех лет самый востребованный писатель – Рэй Брэдбери. За ним идут Эрих Мария Ремарк, Федор Достоевский, Борис Акунин. Поэтому нам за наших читателей не стыдно. А вот по данным Российской книжной палаты, по стране в целом более популярны другие авторы: Татьяна Устинова, Дарья Донцова и Татьяна Полякова. Если смотреть на период в 10 лет, в этом хит-параде классики будут в самом начале. Согласитесь, «Пятьдесят оттенков серого» поднялись и упали, а «Маленький принц» опускаться не будет, ведь у читающего человека есть потенциал к эволюции. МЕЖДУ ТЕМ Книжные магазины освободят от торгового сбора, чтобы предотвратить их массовое закрытие. С таким законопроектом выступило Минэкономразвития, передает «Российская газета». По данным Российской книжной палаты, в 2014 году вышло 112,1 тыс. наименований книг и брошюр совокупным тиражом 485,5 млн экземпляров. По числу выпущенных названий это на 7% меньше, чем в 2013 году, а совокупный тираж снизился более чем на 10%. (с) СПб ведомости

Лена М.: Василий Владимирский. Без Гарри Поттера. Что читали в Петербурге в 2016 году // Санкт-Петербургские Ведомости, 2017, №9 от 19 января, с. 5. Аннотированные списки главных бестселлеров и блокбастеров сезона - один из самых востребованных жанров «культурной» журналистики. Но если кинопрокатчики более-менее представляют, сколько денег оставили в кассе посетители кинотеатров, то с книжной отраслью все не так просто. Нет, издатели охотно рассказывают о тиражах и не скрывают, сколько тысяч экземпляров отгружено оптовикам и книготорговым сетям. Но это еще не значит, что книга, которая позиционировалась как потенциальный бестселлер, не осядет на оперативном складе или в подсобке магазина, а потом не уйдет на лотки «все по 50 рублей». Издатель закрыл план по продажам, компенсировал свои затраты, а дальше хоть трава не расти. Но нужна ли книга читателям, готовы ли те «голосовать рублем» - ответ знает лишь ветер. Более или менее адекватное представление о том, что в действительности читают в нашем городе, могут дать только отчеты книготорговцев, где учитываются реальные продажи живым людям. Сегодня на петербургском книжном рынке действуют два крупных игрока: сеть «Буквоед», охватывающая весь Северо-Запад, и петербургский Дом книги с филиалами. И информация о продажах, которой они готовы поделиться, порой заметно расходится с издательскими рейтингами. Главным бестселлером 2016 года в обеих сетях стало очередное переиздание романа Грегори Дэвида Робертса «Шантарам» - в двух томах в мягкой обложке. С 2003 года автобиографическая история австралийского грабителя и авантюриста, бежавшего из-под стражи в Индию и научившегося выживать на бомбейском дне, разошлась во всем мире тиражом более миллиона экземпляров, а голливудские продюсеры давно приобрели права на экранизацию, так что причины успеха тут в целом понятны. В списках есть еще два совпадения. Классическая антиутопия Джорджа Оруэлла «1984» занимает второе место в одном рейтинге и четвертое в другом. На третьей позиции в обеих сетях держится «психиатрический» роман Дэниела Киза «Таинственная история Билли Миллигана», основанный на реальной биографии американца, страдавшего расщеплением сознания на 24 субличности. В ближайшее время эту историю планирует экранизировать продюсерская компания Леонардо ди Каприо, а сам обладатель «Оскара» и «Золотого глобуса» собирается сыграть главную роль. Стоит добавить, что переиздание «Таинственной истории...» в мягкой обложке стоит в десятке одной из сетей еще и на восьмом месте. Экранизации, надо признать, успешно подогревают интерес читателей к первоисточнику. Летом 2016-го на экраны вышел фильм «До встречи с тобой» по одноименной романтической повести британской писательницы Джоджо Мойес. К концу года по продажам в одной из сетей книга заняла пятое место, вариант с кинообложкой - десятое, ну а прямое продолжение, повесть «После тебя», вырвалось на четвертую позицию. На оставшихся трех строчках - классика в мягкой обложке: антиутопии «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли (шестое место) и «Повелитель мух» Уильяма Голдинга (девятое место), а также «Три товарища» Эриха Марии Ремарка, один из главных романов «потерянного поколения», написанный в промежутке между мировыми войнами (восьмое место). В этом году в «Топе-10» одной из сетей нет ни одной современной отечественной книги: даже обладатели престижных наград на сей раз не смогли пробиться в лидеры продаж. То же с литературой, которую у нас по недоразумению до сих пор именуют «массовой»: ни Донцовой, ни Лукьяненко, ни Акунина. Завсегдатаи петербургского Дома книги к российским писателям несколько лояльнее. На втором месте в рейтинге СПбДК - «Авиатор» Евгения Водолазкина, на девятом - Гузель Яхина с романом «Зулейха открывает глаза», оба автора - неоднократные лауреаты крупных литературных премий. Не обошлось без экранизированных книг: седьмую строчку занимает роман Ренсома Риггза «Дом странных детей», положенный в основу картины Тима Бёртона «Дом странных детей мисс Перегрин». Успешно продавалась классика детской и подростковой литературы: «Маленький принц» Антуана Сент-Экзюпери на восьмой позиции, «Вино из одуванчиков» Рея Брэдбери - на десятой. Что же до неожиданностей, то на четвертое место по продажам внезапно вырвался британский фантаст Дуглас Адамс с очередным переизданием романа «Автостопом по Галактике. Ресторан «У конца Вселенной», второй части культового юмористического цикла. Ну а главным незапланированным бестселлером стала антология «Бабочки и Хризантемы. Японская классическая поэзия IХ - ХIХ веков», шикарное и дорогое иллюстрированное подарочное издание на мелованной бумаге, выпущенное петербургским издательством «Арка» (шестое место). Если говорить об общих тенденциях, то главным итогом 2016 года можно назвать взрывной рост спроса на качественные покетбуки: больше половины тридцатки одной из сетей занимают книги в мягкой обложке из серий «Эксклюзивная классика», «Азбука-классика», «Pocket-book». По-прежнему высок интерес к разнообразной классике, от «Тошноты» Жан-Поля Сартра до повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Наконец, петербуржцы все больше внимания уделяют антиутопиям - и это не только «1984», «О дивный новый мир» или «Повелитель мух», но и «Мы» Евгения Замятина, «Заводной апельсин» Энтони Бёрджесса, «451 градус по Фаренгейту» Рея Брэдбери. Какие тут можно сделать выводы, решайте сами. И напоследок еще одна деталь для более четкого представления, как формируется и чего стоит наша «книжная» статистика. 7 декабря холдинг «Азбука-Аттикус» начал продажи новой книги о Гарри Поттере, а уже к середине месяца появились первые сообщения о рекордных продажах. 14 декабря агентство ТАСС со ссылкой на пресс-службу «Азбуки-Аттикуса» сообщило, что в России раскуплено более 300 тысяч экземпляров «Гарри Поттера и проклятого дитя». Увы, по итогам года это издание удивительным образом не попало ни в двадцатку одной сети, ни в тридцатку другой. Так был ли мальчик? Может, мальчика-то и не было? Топ-10 художественных книг 2016 года Книготорговая сеть «Буквоед»: 1. Грегори Дэвид Робертс. «Шантарам» (в 2 томах) 2. Джордж Оруэлл. «1984» 3. Дэниел Киз. «Таинственная история Билли Миллигана» 4. Джоджо Мойес. «После тебя» 5. Джоджо Мойес. «До встречи с тобой» 6. Олдос Хаксли. «О дивный новый мир» 7. Эрих Мария Ремарк. «Три товарища» 8. Дэниел Киз. «Таинственная история Билли Миллигана» 9. Уильям Голдинг. «Повелитель мух» 10. Джоджо Мойес. «До встречи с тобой» (кинообложка) Санкт-Петербургский дом книги: 1. Грегори Дэвид Робертс. «Шантарам» (в 2 томах) 2. Евгений Водолазкин. «Авиатор» 3. Дэниел Киз. «Таинственная история Билли Миллигана» 4. Дуглас Адамс. «Автостопом по Галактике. Ресторан «У конца Вселенной» 5. Джордж Оруэлл. «1984» 6. «Бабочки и Хризантемы. Японская классическая поэзия IХ - ХIХ веков» 7. Ренсом Риггз. «Дом странных детей» 8. Антуан Сент-Экзюпери. «Маленький принц» 9. Гузель Яхина. «Зулейха открывает глаза» 10. Рей Брэдбери. «Вино из одуванчиков» (с) Санкт-Петербургские Ведомости

Лена М.: Лидеры книгоиздания в России в I полугодии 2016 года в разделе "Художественная литература" 1. Дарья Донцова - 744500 экз. 2. Татьяна Устинова - 462000 экз. 3. Татьяна Полякова - 423000 экз. 4. Стивен Кинг - 342000 экз. 5. Рэй Бредбери - 272000 экз. 6. Эрих Мария Ремарк - 268500 экз. 7. Екатерина Вильмонт - 256000 экз. 8. Грегори Дэвид Робертс - 250000 экз. 9. Олег Рой - 236500 экз. 10. Чак Паланик - 221500 экз. 11. Никон Гор - 200000 экз. 12. Виктор Пелевин - 200000 экз. 13. Михаил Булгаков - 175700 экз. 14. Макс Фрай - 169500 экз. 15. Людмила Улицкая - 148000 экз. 16. Даниэла Стил - 146000 экз. 17. Джон Грин - 143750 экз. 18. Наталья Александрова - 143500 экз. 19. Федор Достоевский - 143000 экз. 20. Харпер Ли - 140000 экз. Источник: Константин Сухоруков. Приятные сюрпризы // Книжное обозрение PRO, 2016, №10-11(447), с. PRO1-PRO4. Константин Сухоруков - зам. директора РКП по науке. Оттуда же - всего в России в I полугодии 2016 года было издано 59788 названий книг и брошюр общим тиражом 206657460 экз. Из них: - русская детективная и приключенческая литература 921 назв. (1.55%) общим тиражом 4777990 экз. (2.32%) - зарубежная детективная и приключенческая литература 535 назв. (0.90%) общим тиражом 2269380 экз. (1.10%) - русский любовный роман 289 назв. (0.49%) общим тиражом 1301940 экз. (0.63%) - зарубежный любовный роман 449 назв. (0.76%) общим тиражом 2888250 экз. (1.40%) - русская фантастика и мистика 664 назв. (1.12%) общим тиражом 2660100 экз. (1.29%) - зарубежная фантастика и мистика 587 назв. (0.99%) общим тиражом 2491400 экз. (1.21%) Весьма примечательные цифры...

Лена М.: Лидеры книгоиздания в России в 2016 году в разделе "Художественная литература" 1. Дарья Донцова - 1308500 экз. 2. Татьяна Устинова - 762500 экз. 3. Татьяна Полякова - 715000 экз. 4. Рэй Бредбери - 700000 экз. 5. Стивен Кинг - 672000 экз. 6. Екатерина Вильмонт - 566000 экз. 7. Грегори Дэвид Робертс - 530000 экз. 8. Джоджо Мойес - 522000 экз. 9. Джеймс Хедли Чейз - 499190 экз. 10. Эрих Мария Ремарк - 481500 экз. Источник: РКП, 2016.

Лена М.: Самые продаваемые цифровые книги по данным ЛитРес 1. Сергей Лукьяненко. Квази 2. Грегори Дэвид Робертс. Тень горы 3. Татьяна Устинова. Вселенский заговор. Вечное свидание 4. Татьяна Устинова. Ждите неожиданного 5. Виктор Пелевин. Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами 6. Александра Маринина. Обратная сила. Том 1. 1842-1919 7. Роберт Гэлбрейт. На службе зла 8. Александра Маринина. Обратная сила. Том 2. 1965-1982 9. Татьяна Полякова. Судьба-волшебница 10. Евгений Водолазкин. Авиатор Самые продаваемые художественные книги в Буквоеде 1. Грегори Дэвид Робертс. Шантарам 2. Джордж Оруэлл. 1984 3. Дэниэл Киз. Таинственная история Билли Миллигана 4. Джоджо Мойес. После тебя 5. Джоджо Мойес. До встречи с тобой 6. Олдос Хаксли. О дивный новый мир 7. Эрих Мария Ремарк. Три товарища 8. Уильям Голдинг. Повелитель мух 9. Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы 10. Эрих Мария Ремарк. Триумфальная арка 11. Джером Сэлинджер. Над пропастью во ржи 12. Рэй Бредбери. Вино из одуванчиков 13. Чак Паланик. Бойцовский клуб 14. Дуглас Адамс. Автостопом по галактике 15. Диана Сеттерфилд. Тринадцатая сказка Источник: Город 812, 2017, №1-2(356-357) от 30 января, с. 61.

Лена М.: Самые коммерчески успешные сочинители за июль 2016 г. - июнь 2017 г.: 1. Джоан Роулинг - 95 млн долл. США 2. Джеймс Паттерсон - 87 млн долл. США Источник: Джоан Роулинг вернула финансовое лидерство // Петербургский телезритель, 2017, №32(1051) от 14-20 августа, с. 74.

Лена М.: 12 лучших книг, о которых «ШО» писал в минувшем году: http://sho.kiev.ua/article/406019 В топ список вошли книги, рецензии на которые публиковались в «ШО» на протяжении 2014 года. В принципах его составления нет никакой объективности, а есть один лишь безудержный волюнтаризм вашего покорного дозорного, выбиравшего лучшие из лучших на основании собственно вкуса и разумения. Занимательная статистика. Из двенадцати авторов — девять мужчин и три женщины. Возрастной диапазон — от 31 до 83 лет. Ровно половина писателей — шесть — живут в США, трое в Украине, двое в России. В списке две книги нон-фикшн, три романа в рассказах, четыре произведения о прошлом и одно о будущем. Все эти цифры, равно как и все эти буквы, также не свидетельствуют больше ни о чем, как только о пристрастиях автора статьи. Весьма примечательный взгляд из Киева... Вообще надо сказать — журнал ШО меня несказанно удивил...

Лена М.: Анна Жучкова. Медведица пера. Алексей Иванов // Знамя, 2017, №7, с. 202-208. http://znamlit.ru/publication.php?id=6658 с. 203: На фоне мелкотиражных изданий «Тобол. Много званых» (2016) вышел тиражом в двадцать пять тысяч экземпляров и ушел со склада за месяц. В декабре издательство срочно заказало новый тираж. Сравним (издательство АСТ. Редакция Е. Шубиной): - Лауреат премии «Большая книга-2016» Л. Юзефович. «Зимняя дорога» (2015) — 3000 экз. - Лауреат премии «Русский Букер-2016» П. Алешковский. «Крепость» (2015) — 3000 экз. - Лауреат премии «Большая книга-2015» Г. Яхина. «Зулейха открывает глаза» (2015) — 3000 экз. - Е. Водолазкин. «Авиатор» (2016) — 15 000 экз. - З. Прилепин. «Семь жизней» (2016) — 20 000 экз. - А. Иванов. «Тобол. Много званых» (2016) — 25 000 экз. Однако в премиальных гонках А. Иванову катастрофически не везет. В 2016 году, после десятилетнего гордого неучастия сдавшись уговорам издательства АСТ, он снова пришел в «Большую книгу» — и снова проиграл. Хотя, по мнению профессиональных болельщиков, и «Ненастье», и номинировавшиеся десять лет назад «Географ», «Сердце пармы» и «Золото бунта» — книги просто замечательные. с. 208: Так что недолго еще прятаться великому писателю земли русской за постмодернистскими штучками. Ведь он хоть и самый практичный, но все же романтик. А потому не сможет оставить нас в наступившей антропологической эпохе наедине с героями, застрявшими в жесте индивидуалистического отчаяния и противостояния судьбе. Хочется верить, что А. Иванов, наша, по меткому выражению Вл. Новикова, медведица пера, станет настоящим медведем (фольклорным хранителем закона), настоящим хозяином, занимающимся восстановлением порядка на Руси. Анна Владимировна Жучкова родилась в Москве. Окончила филологический факультет РУДН. Кандидат филологических наук, доцент РУДН, автор восемьдесяти научных работ. Как литературный критик печатается с 2015 года в журнале «Вопросы литературы».

Вероника: Это тиражи или продажи?

Лена М.: Вероника пишет: Это тиражи или продажи? Ну вообще-то, размещая подобную информацию, я стараюсь чётко различать объёмы издания (тиражи) и продаж...



полная версия страницы