Форум » Не историей единой » Литература и вокруг 2 » Ответить

Литература и вокруг 2

Лена М.: Продолжение темы, что предназначена для обнародования-обсуждения информации, посвящённой тем-иным аспектам современного (и не только) литературного процесса и вокруг сего...

Ответов - 29

Лена М.: Elizabeth Hand. Femininjas: Women in Fiction Fight Back // Boston Review, Jan/Feb 2013. О сильных женщинах в беллетристике, в основном, криминальной... весьма и весьма... Элизабет Фрэнсис Хэнд (Elizabeth Francis Hand, 29.03.1957, Сан-Диего) – американский автор фантастики, критик и рецензент, дебютировала в 1988 году рассказом Prince of Flowers, лауреат-номинант большинства профильных премий, живёт в штате Мэн.

Лена М.: http://limonov-eduard.livejournal.com/948901.html Куплетисту Нобелевскую премию дали ! "Вы не поверите", сказал смущённо ведущий радиостанции Коммерсант-ФМ, но Нобелевскую премию дали Бобу Дилану." - Хорошо хоть не Шендеровичу или не Навальному, дорогой ведущий ! А так - Бобу Дилану, хотя даже я,человек не особо молодой, ни черта не припомню, что он за тексты писал. Дети цветов что-ли его охотно выслушивали. Уже вообщем падать ниже некуда, куплетистам Нобелевскую премию дают. Сильно, но точно! :-)

ziza: Лена М. пишет: Куплетисту Нобелевскую премию дали ! Боб Дилан, конечно, одессит и по материнской линии родственник Владимира Вольфовича Жириновского. Но не все же одесситы куплетисты. Хоть его и причислили к року, но он как был кантри-певцом так и остался. Мастерство не пропьёшь. "Tangled Up In Blue" уж точно кантри: https://www.youtube.com/watch?v=YwSZvHqf9qM Не рычит, на губной гармошке играет. Лепота. Лучше Дилану премию дать, чем очередной Алексиевич.


Лена М.: Единственная песня у Дилана, что я воспринимаю, это: https://www.youtube.com/watch?v=ljbxm_sKC90 Bob Dylan - Just Like a Woman - Take 1 Ну а Нобелевскую надо было дать сэру Полу МакКартни - уж он-то оказал намного большее влияние на песенки...

Ваксман: Дилан положим не куплетист, это чисто русский жанр частушечника. Сказано: за создание новых поэтических выражений в рамках великой американской песенной традиции. Короче, бард-песенник, кем он и был.

Лена М.: Ну тогда на очереди Шнур - за создание новых поэтических выражений в рамках великой русской песенной традиции...

ziza: Лена М. пишет: Ну тогда на очереди Шнур - за создание новых поэтических выражений в рамках великой русской песенной традиции... Варяги побоятся. Шнур все награды метает в зал с криками "Свободу не купишь". Его надо чем-то мягким награждать: мишкой плюшевым, надувным крокодилом и т.п. Иначе будут жертвы.

Лена М.: Дмитрий Травин. Шекспир как социолог // Звезда, 2016, 6, 172-194. http://magazines.russ.ru/zvezda/2016/6/shekspir-kak-sociolog.html с. 193-194: Но Клавдий ошибся в Гамлете. Тот в конечном счете оказывается по ренессансному неблагоразумен. Вообще-то принц на всем протяжении трагедии так и не принимает отчетливого решения убить негодяя Клавдия. И все же страсть Гамлета побеждает его рассудительную натуру в результате сложного сплетения случайностей. Убийство Полония происходит под воздействием душевного смятения, пробужденного разговором с королевой. В принципе оно может считаться столь же подлым, как и убийство короля Клавдием, а потому Лаэрт фактически оказывается в том же положении, что и Гамлет. Но сын Полония при этом особо долго не размышляет и не мучается. Он идет в союзе с Клавдием на откровенное преступление, подменив учебную рапиру боевой. В итоге смертельно раненому принцу не остается ничего иного, кроме как перед смертью совершить столь долго оттягиваемый акт мести. Обстоятельства оказываются сильнее разума. Даже такой интеллектуал, как Гамлет, непредумышленно становится причиной возникновения целой горы трупов. Это, по сути дела, есть приговор эпохе. Так дальше продолжаться не может. «Дальше — тишина». У ренессансного буйства страстей нет будущего. * * * XVII век стал в Европе веком формирования абсолютистского государства, в корне пресекающего буйства страстей ради рационального упорядочения жизни. Шекспир этого уже не застал, хотя присутствовал при зарождении неустойчивой английской версии этого упорядочивания в эпоху Елизаветы I. Примерно то же самое происходило в России, хоть и с некоторым запозданием. Абсолютизм с российской спецификой выстроил Петр?I в начале XVIII столетия. А до этого московская жизнь представляла собой буйство неупорядоченных страстей, разрушавших государство. Первым таким бунтарем стал Иван Грозный, действовавший по принципу «сила есть <…> значит, можно не соблюдать традиции». С помощью опричников он перешел через невидимую черту, отделявшую богоданного монарха от тирана и подавил сопротивление Церкви, которой традиционно предписано было на Руси печаловаться за обиженных. В эпоху Смуты буйство страстей процветало, поскольку ренессансных по своему духу искателей богатств и приключений оказалось в Московии целое множество. На политическом уровне мы получили совершеннейший Ренессанс, однако без того европейского гуманизма, который на Западе пытался что-то противопоставить Макбетам и Ричардам. Впрочем, при всем величии этого гуманизма надо заметить, что он не слишком преуспел в своих замыслах. Жизнь европейцев трансформировалась не благодаря идеям Томаса Мора, павшего от тирании Генриха?VIII, или Эразма Роттердамского, идейно проигравшего Мартину Лютеру, а благодаря построению властной вертикали «имени» кардинала Ришелье. Так что в духовном плане из-за отсутствия ренессансной культуры, борющейся с ренессансным образом жизни, мы, конечно же, сильно пострадали. Но подавить при этом ренессансные буйства военно-политически смогли не хуже, чем на Западе. При первых Романовых государство у нас тоже стало формироваться на базе жесткого централизма — с армией, частично поместной, частично наемной, но в любом случае встроенной во властную вертикаль, пресекающую бузотерство отдельных лиц. Петр укрепил эту вертикаль как в финансовом плане, так и в организационном, сформировав государство, не уступающее по силе западным. Потом, мы, правда, намаялись с этой вертикалью. Но это уже другая история. Дмитрий Яковлевич Травин (1961) - кэн, научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского ун-та в СПб.

ziza: XVII век стал в Европе веком формирования абсолютистского государства Только во Франции. И не XVII век, а XVI. В XVII веке уже было не формирование, а расцвет абсолютизма при Людовике XIV. В Англии классического абсолютизма не было, в Германии и Италии он был только местный, а не общегосударственный. В России абсолютизма не было вовсе, сразу произошёл переход от сословно-представительной монархии к деспотизму и подавлению всей общественной жизни (и не при Петре I, а при Алексее Михайловиче), причём без всякого идеологического обоснования, каким и является абсолютизм. в корне пресекающего буйства страстей ради рационального упорядочения жизни. Ради централизации. Буйство никуда не делось. Централизация и упорядочение - это две большие разницы. Можно сосредоточить всю власть в центре, раздуть бюрократический аппарат, а порядка как не было, так и не будет.

Лена М.: На проходящем в Ставрополе в рамках международного славянского литературного форума "Золотой витязь" круглом столе детский писатель Владислав Бахревский сообщил: При министерстве культуры РФ создаётся Общество сказочников и защиты русской сказки. Детская сказка - это передовой край борьбы. Наши сказки - это мудрость. Если человек получит такие знания в детстве - это его обогатит. Без таких основ русской сути мы теряем своих людей и становимся другим народом. Конгениально подмечено... :-)

Лена М.: Андрей Кончаловский. Людям прибавляют по пять тысяч, и они довольны // Собеседник, 2016, №39 от 19-25 октября, с. 12-13. Андрей Кончаловский о прошлом, настоящем и будущем России. В Венеции — где Кончаловский получил в 1962 году главный приз на фестивале фильмов для юношества, — 54 года спустя ему вручили режиссерского Серебряного льва за «Рай». Эта черно-белая, острая, литературная, очень умная картина, никак не вписывающаяся в европейский мейнстрим, — кажется мне его второй подряд большой удачей (после «Белых ночей почтальона Тряпицына»). Сейчас он приступает к съемкам фильма о Микеланджело под условным названием «Грех»: кастинг начинается зимой. Сценарий я читал, разглашать ничего не могу, но должен сказать, что если фильм окажется на уровне этого киноромана, это будет третий подряд шедевр, совершенно не похожий на все предыдущие. Правда, тот же Кончаловский сказал, что если замысел удается воплотить на 20 процентов — это большая удача: норма — 5. «Разъяснять своё кино - онанизм» — Первой реакцией на «Рай» у большинства зрителей становится недоумение. — Мне кажется, что разъяснять свое кино — это форма интеллектуального онанизма. Когда я немного отошел от фильма и посмотрел на него отстраненно, я, к своему удивлению, обнаружил в нем больше литературы, чем кинематографа. Почему-то это мне напомнило Томаса Манна. Но я такую задачу себе не ставил. — Именно он. — Я пришел к выводу, чтобы режиссер не формулировал приступая к съёмкам, всё равно получается «не про это». Конечно, необходима некая энергия, чтобы двигаться к цели, которую Толстой называл «энергией заблуждения». Если у зрителя возникает недоумение, если поступок героини в финале не имеет объяснения, режиссеру бессмысленно с ним спорить. Пускай зрители спорят между собой. — Меня там больше испугал эпизод, когда она целует немца, сползает на колени и кричит: «Да, вы, наверное, имеете право на все это, вы великая нация…» — Ну что ж — испугал, так испугал. Даже когда человек ведет себя неожиданно, за поступком кроется причинно-следственная связь. Поведение героини имеет смысл — ей подарили жизнь. И немецкий офицер — это достаточно сложный характер, который не должен вызывать чувство отвращения. Более того, он даже может быть привлекателен своим беззаветным служением идее, но сама идея, которой он служит, делает его фигурой трагической в своей слепоте. Неудивительно, что она в какой-то момент увидела в нем сверхчеловека. — Когда мне в последнее время чего-то не хочется делать, — вообще я очень стал ленив, мало мотиваций, — я себя подхлестываю фразой из фильма: «Зло происходит само, добро требует усилия». — Это достаточно очевидная вещь. Для меня все-таки главным было показать соблазнительность зла. Если бы зло не было бы соблазнительным, люди могли бы избежать огромных страданий, которые они доставляют друг другу. И большинство злодеяний в Новое время совершено во имя вечных ценностей — демократии, справедливости, прав человека и иногда идеологического мусора. Для меня очень сложным было решиться на создание фильма о Холокосте. Это тема настолько изъезжена и банализирована большим количеством совершенно разных картин, что сейчас кадры исхудавших иудеев в полосатых пижамах для меня выглядят как опера Верди «Набукко». А картина именно про соблазн, хотя - что я буду анализировать? Я сам пока не понял, что получилось, не вполне отошёл от неё. — Как её там принимали? — Была пятнадцатиминутная овация, мы порывались уйти, но нас не отпускали. Вообще, для меня самые счастливые моменты Биеннале Венеции не эти, а другие — это бродить по набережным венецианского острова Джудекка, в прошлом венецианского еврейского гетто, — и смотреть на закат. Идешь по просторной немноголюдной набережной, а самого пронизывает чувство ожидания, надежды и восторга, что твой фильм будет показан через пару дней. — А оскаровские перспективы у вас какие? — Понятия не имею. Я об этом не думаю. Вернее, стараюсь не думать, ибо постоянно напоминают. «Никогда никаким мы Западом не будем» — Хорошо, про соблазн того фашизма я еще понимаю. Но какие соблазны у нынешних российских крымнашистов? Ведь они-то все понимают. — Твой язык и слова, который ты употребляешь, говорят о том, что тебе абсолютно ясна картина мира. Ты знаешь, что хорошо и что плохо. И вряд ли ты задумываешься, что ты узник своей концепции. Осмелюсь предположить, что ты сидишь в тюрьме своей концепции. А ведь всё на свете становится одновременно и хуже и лучше. «Хуже» всегда очевиднее, потому то оно всегда громче заявляет о себе. Мне кажется, пугалки и разговоры о фашизме в России — это готовые к носке дешевые формы одежды, этакое «Pret-a-porter». Мало кто понимает, что русская культура — огромная архаическая плита, которая лежит во всю Евразию и восходит даже не к славянству, а к праславянству, к самой языческой древности. В наследство от Византии нам досталось Православие, но не досталось ни иудейской схоластики, ни греческой философии, ни римского права. И в этом — как наш недостаток, так и наше преимущество. И эту тектоническую плиту пока никому не удалось сдвинуть. И любую власть она будет структурировать, согласно своему представлению: какой она должна быть. — Согласитесь, эта плита начинает сейчас размываться… — С чем я должен соглашаться? С тем, во что веришь? Твои надежды, которые ты выдаешь за действительность? Мудрость Путина именно в том и заключается, что он улавливает эти гравитационные волны, — в отличие от других политиков, которых народ сейчас недолюбливает. Путин опирается на эту тектоническую плиту, в этом его сила, зачем ему соответствовать ожиданиям наших «друзей»? Он такой лидер, в котором мы нуждаемся, именно поэтому у России в XXI веке наилучшие шансы. И когда «Министерство Правды» совокупного западного мира возмущается тем, что Путин «хочет изменить существующий мировой порядок», оно скромно умалчивает, что сегодня — это мировой порядок, соответствующий интересам Америки. Я должен констатировать, к своему огорчению, что этот мировой порядок приходит к своему краху, и никакие рецепты спасения англо-саксонского мира уже не работают. Первыми, как всегда, это сообразили англичане. Помнишь, в фильме «Гараж» герой Гафта говорит: «Вовремя предать — это не предать, это предвидеть!» Англичане — мастера предвидения! Королева Британии делает книксен китайскому коммунисту, подсаживает его в золотую карету — думал ли ты дожить до такого? Так вот, вернемся к кризису англо-саксонского миропорядка — Путин совершенно четко дает ему понять, что доллар не должен управлять мировой экономикой. Все, кто осмеливались до него это сделать, были физически уничтожены. Кеннеди, Садам Хусейн, Каддафи... Де Голлю повезло — он умер своей смертью. Сегодня никто не осмеливается этого сделать, но Путин сделал. — Знаете, Андрей Сергеевич... Вот услышать от вас слово «англосаксы» — до этого я действительно не думал дожить. Дальше, наверное, будет «геополитика». — В слове «англосаксы» нет негативного смысла. Они были всегда наиболее продвинутыми идеологами имперской экспансии. Еще влиятельный английский придворный астролог, математик, астроном, географ и секретный агент Джон Ди в конце шестнадцатого века в письмах Елизавете Первой внушал ей представления об особом мировом предназначении Нового Света. Он был вовлечен в тайную внешнюю политику королевы и стоял у истоков борьбы с Россией. Кстати, Джон Ди подписывал свои секретные сообщения королеве псевдонимом «007». Англия всегда боялась конкуренции с Россией. Она постоянно сталкивала Россию с другими государствами. Полтора века назад английский премьер-министр, лорд Палмерстон, признался — «как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет». Тут нечего добавить! Пытаясь ослабить Россию, британцы всегда успешно сражались с нами чужими руками — французскими, немецкими, турецкими. Мне кажется, что революционный агитпроп Маяковского времен 20-х годов вполне отвечает реальности. Есть мировой капитал, «три толстяка», про которых все гениально угадал Олеша, — так и выглядит мировой империализм. Конечно, и у Рокфеллера и у Сороса есть ЯСНОЕ представление о том, как должен быть обустроен мир. Но, согласись, принимать во внимание их мнение бы ошибкой, Гайдар с Чубайсом уже это попробовали... Теперь и у «толстяков» грядут разборки. Например, европейский клан Ротшильдов не на жизнь, а на смерть конкурирует с американскими Рокфеллерами. Если ты подозреваешь, что от моих ответов пахнет «ватником», — я не против. Считай, что я ватник. — Но Россия не развивается, гниет, о каких великих шансах вы говорите?! — Это твоя точка зрения, — одна из бесконечного количества точек зрения других думающих людей, которые убеждены, что их понимание проблемы отражает истину. Спорить с тобой я не нахожу продуктивным. Однако могу заметить, что такая категорическая ЯСНОСТЬ — не самая лучшая позиция, чтобы хоть как-то приблизиться к пониманию истины. Осторожная попытка оценки свойственна восточной мудрости. Сегодняшняя европейская безапелляционность — во многом результат изобилия мгновенно доступной информации в интернете, где банальные истины смешаны с гениальными прозрениями и теряются в океане полного мусора. Изобилие информации привело к банализации всех понятий и десакрализации мировых ценностей и к «ПОЛНОЙ ЯСНОСТИ». Такая ясность может быть очень опасна и разрушительна. Теперь попробуй опровергнуть несколько фактов: Россия при Путине стала одним из центров глобальной политики. Ни одно серьёзное решение в мире не может быть принято без участия России. Это касается как политических решений (например, попыток пересмотра итогов Второй мировой войны), так и экономических (мировые цены на нефть, газ и др.). А ты утверждаешь, что Россия гниет... Другой вопрос, что кризис мировой политической системы, а также невероятный накат лжи и грязи, льющийся из общезападного «Министерства Правды» вкупе с разного рода санкциями, заставляет Россию поджимать ноги и преодолевать ухабы и рытвины, а также принимать адекватные меры для сохранения своей государственности. Да, запахло морозцем, но «подмороженность» — как говорил, кажется, Победоносцев, — лучшее состояние для Российского государства... Чтобы, так сказать, «не протухла»... А так, мне кажется, что наша страна редко когда была в лучшем состоянии... Не могу удержаться, тут у меня отмечена чья-то реплика из среды «интелликонов»: «...Мы зажрались, господа. Мы слишком много и вкусно жрем, нам слишком легко все достается. Мы не ценим шмотки из прошлой коллекции, забыв как наши бабушки штопали носки. Мы ноем, что нам плохо, в комфортных автомобилях с кондеем. Мы вообще всегда ноем. Нам вечно мало, ничего не удивляет. Чтобы быть счастливым, надо себя ограничивать. Не зря в любой религии существует пост. Чем человек голоднее, тем вкуснее еда. Чем человек зажратие, тем еда безвкуснее, а душа несчастнее... Нас почему-то воспитывали так, что нам все должны. Мы не ходили в школу за 5 километров, вгрызаясь в гранит науки. Мы не помогали родителям в поле — нас всегда обеспечивали горячим завтраком. Многие их нас не хотят детей. А зачем заботиться о ком-то?..» ну и так далее. Конечно, это только еще одна точка зрения... Однако, стоит признать, что опасения и страх западных стран вполне обоснованы... Огромные просторы, неизбывные ресурсы, талантливейший народ, высокая нравственность, сохранившаяся с ХIХ века — у России действительно есть все для того, чтобы стать державой-гегемоном. — Никто не получает от них ничего. — Мне, конечно, очень симпатично твое искреннее стремление к справедливому распределению благ, которое напоминает мне первые лозунги большевиков и которые так приглянулись архаическому крестьянину. Но ничто в мире не случается без причинно-следственных связей. Русская ментальность безгранично неприхотлива и лишена буржуазного накопительского инстинкта. Одной из главных проблем нашей Власти я вижу в том, что призыв к предпринимательству не рождает в русской душе немедленного желания бурной деятельности и разбогатеть. Крестьянская ментальность, которая пронизывает наше общество, и носителями которой также являемся мы с тобой (да, да, не морщись!), эта ментальность требует от государства лишь одного — чтобы его государство оставило в покое и не мешало существовать. Солидной части нашего населения будет вполне комфортно, если им будут прибавлять по пять тысяч в год, они будет довольны. И потом, не надо забывать — Россия самый лакомый кусок для мировой алчной Дантовой волчицы, потому что при таком богатстве земли у нас самая малая плотность населения. У Китая нет природных ресурсов и сто сорок пять человек на квадратный километр, а у нас восточней Урала — двое. Оптимальное соотношение гигантских запасов, огромной территории и почти нет народа. В этом плане похожи мы только на Бразилию. И именно мы — две главные страны этого века. От Европы вообще уже ничего не осталось, ее добил интернет, вялая мягкотелая имитация демократии, политкорректность. А Россия останется неизменной и перемелет всех. Философ Александр Ахиезер, незаслуженно забытый, нащупал алгоритм российского маятника от архаики к попытке модернизации и откат обратно в хтоничекую пропасть. Он пришел к выводу, что в отсутствие в русской культуре «серого» звена между белым и черным, между «наш» и «не наш», Россия всегда будет выбирать архаизацию, всегда будет совершать возвратно-поступательное движение — кризис, перезревшие реформы, медленные откат, назревание нового кризиса. И так до тех пор, пока не возникнет безжалостная потребность насильственно утвердить между двумя крайностями третью нейтральное аксиологическое пространство, которое сведет на нет стремление русских к крайностям — «кто не с нами, тот против нас». — Но Ахиезер ужасался этой ситуации, а вы восхищаетесь… — Во-первых — с чего ты взял, что он ужасался? Ученый не может ужасаться, это удел мечтателей и тех людей, которым ЯСНО, как должна складываться реальность. Ибо то, что Ахиезер описал, само по себе не плохо и не хорошо... Я восхищаюсь не смыслом его анализа, я восхищаюсь его глубиной, которая помогает понять Россию и объяснить закономерности ее развития. Еще один ученый — Владимир Булдаков — очень интересно развил мысль Ахиезера, касающуюся тектонической плиты архаики, на которой покоится российская культура, а следовательно, государство. Не без иронии Булдаков замечает, что интеллигенции недоступно понимание того иррационального факта, что русский народ создает в своем обществе власть согласно своему представлению о власти, а не вследствие победы той или иной партии на выборах. Для меня это было огромное облегчение — понять неизбежность возникновения властной государственной вертикали. Так вот, в 90-е года Запад находился в эйфории от ощущения, что Россия ослабла и не представляет более никакой опасности для ее полного захвата, и тут откуда ни возьмись вышел этот, невысокий, и сказал: «хватит, Россию я вам не отдам!» Может быть и не он сказал, а через него история сказала, провидение! У него просто хороший слух, он услышал тихий голос истории, вот и все. — Он будет, видимо, править пожизненно? — Я чувствую горечь в твоих ламентациях! А у тебя есть альтернатива? Чем дольше он будет править, тем это лучше для России. Россия сейчас единственная, кроме Китая, кто может помешать «трем толстякам» угробить планету. Так что нас они в покое не оставят. «В Донецке не хуже, чем в Челябинске» — Скажите, а в Крым обязательно было входить? — Зачем ты задаешь мне такие смешные проверочные вопросы, чтобы понять, что я «свой» или «чужой»? Просто факт — в семнадцатом истекает контракт с Украиной на размещение нашего флота в Севастополе, и украинцы с американцами уже договорились о военной базе с НАТО. Так что в Крыму была бы американская база со всеми вытекающими из этого последствиями. Ты можешь себе это представить: американский Крым?! И в Донецк надо было войти. — Вы это серьёзно? — А там всё очень серьёзно. Там бандеровцы во многих областях пришли к власти, там переименовывают проспекты, оскверняют синагоги. Ты слышал, уже раввин украинский сказал, что там фактически фашизм! А в Москве ты видел хоть один погром в синагоге? — Видел. И не только я. Но давайте про Украину. Неужели и вам нравится то, что получилось в Донецке? — А что, сильно хуже, чем в Челябинске? — Туда просто поехали худшие из того же Челябинска. — А ты ждал, что лучшие поедут? Это они в мирной жизни худшие, а на войне лучшие. — Я даже спорить с вами не буду, потому что с конспирологией не спорят. — Старик, но все это так очевидно! Тебе, конечно, подавай великие потрясения, потому что ты толстый, как Хичкок, и соответственно любишь триллеры... — Я не очень толстый. — Ты толстый. — Феллини тоже был толстый. — Но не такой, как ты. Я его видел не раз. Он был плотный малый, но и только. Я в семидесятом оказался в Риме и позвал всех кумиров смотреть «Дворянское гнездо»: Феллини, Антониони, Пазолини, Лоллобриджиду, Кардинале... Они все пришли. Почему — до сих пор не понимаю. Видимо, поразились моей наглости. Феллини сел в первом ряду и через десять минут ушел, и больше я его не видел. Он, наверное, не мог находиться с Антониони в одном помещении. — А все равно Антониони хуже. И Пазолини хуже. Хотя они уж были совсем худые. — Антониони имел внешность скорее профессорскую, да. Пазолини вообще, по-моему, не столько режиссер, сколько поэт, снимающий кино, — но он делал это талантливо, по крайней мере, «Евангелие от Матфея» было открытием. — Там сильный литературный источник. — Многие брались за этот источник, а так снял он. К творчеству Антониони эпитеты «хорошо»-«плохо», на мой взгляд, неприменимы. Он создал мир. До него снимали сюжеты, а он стал снимать фильмы о своем мире. Сюжет исчез в «Приключении»: пропала женщина, так и не нашлась, пошел фильм про другое. Некоторым фильм кажется скучным, да, но Антониони пытается зафиксировать течение времени, и это абсолютно новый подход к кинематографу. И когда в его фильме «Ночь» история разворачивается предельно сухо, и мы не можем понять, куда нас ведет автор, и вдруг в конце эти слезы Жанны Моро... и ты сам рыдаешь, потому что тебе разрешили заплакать... Вообще-то его мир бесслезный. И каждая вспышка эмоции в нем тебя действительно рвет на куски! «Россия - это колбаса» — Вернемся к вашей будущей работе, кто у вас будет играть Микеланджело? — Думаю идти по стопам Витторио Де Сика — искать актеров на улице среди непрофессионалов. В Италии все актеры — они так живут, играя! Потом, хотелось найти лица, которые будто сошли с картин Возрождения. С обычными актерами это невозможно. — Мне показалось, что этот сценарий — в огромной степени ваша рефлексия на темы «Рублева». — Ты прав. Я обнаружил, что «Рублев» во мне до сих пор сидит. Значит, отпечатался где-то в подсознании. Как-никак мы восемь месяцев читали литературу по Древней Руси, потом примерно столько же писали огромный — на 250 страниц — сценарий... из которого Тарковский за первый месяц снял шесть страниц. И вышло три часа материала. Вот тогда он позвал меня на съемки — сокращать, и я стал рубить по живому огромные куски, и получилась — вполне случайно — вот эта форма дискретного фильма в новеллах. Но «Рублев» был фильм о монахе, который творил сакральное искусство. Микеланджело — это фигура, освобождающаяся от диктата церкви, он может быть и хотел достичь сакрального, но это уже было искусство религиозное. Большая разница. — «Рублев» — как из всего вот этого вот получилась «Троица»... — Ну да, а «Микеланджело» — как руки гения освобождают из мрамора заточенных там пленников. В том числе, его трагическая, невыносимая, безумно для меня привлекательная личность. Он вынужден был общаться с сильными мира сего, и очень страдал от этого. Счастлив был, кажется, только когда выбирал мрамор для работы, осматривал глыбу и прикидывал, кто в ней скрывается. И общаться с удовольствием мог только с этими каменотесами — жителями Апуанских гор, презирающими равнинных жителей. Кстати, именно там были главные партизанские очаги сопротивления фашистам, — потому что они знали горные тропы, и у них, охотников, было оружие. Вот этих горцев я хочу снимать. И этот мраморный карьер, сверкающий от белой мраморной крошки. — Вы много ставите в театре: это сильно отличается от режиссуры в кино? — Сильно. Я знаю единицы режиссеров, которые успешно совмещали кино и театр: Бергман, Патрис Шеро (этот еще и оперу ставил!). Это как сравнить оперу и балет. — То и другое под музыку. — Но оперу может слушать и слепой, а балет может смотреть и глухой! Совершенно разное акцентируется, и кино отличается от театра, сказал бы я, разным характером принуждения. В кино ты заставляешь зрителя смотреть на крупный план, максимально приближаешь его — и важно, по мысли Брессона, не то, что ты показываешь, а то, чего не показываешь. В кино актер вышел из кадра — и продолжает жить. И с ним много чего может произойти. А в театре он вышел в кулису. В кино ты вынужден следить только за тем, что в кадре — а в театре на сцене могут быть десять человек, и тебе надо найти способ акцентировать тех, кто тебе важен. — Почему вы все время ставите Чехова? — Потому что это все шедевры. У него нет лучшей пьесы, все прекрасны. Чехов — это такая колбаса: какую сцену из любой пьесы ни возьмешь — все изумительны! «Меня называли агентом КГБ» — Знаете, я вас как-то спросил: почему у вас так часто бывали романы с актрисами? А вы сказали: это нормальная часть работы режиссера с актрисой, некоторые иначе не понимают. — Не помню. — Я помню. Но вот сейчас скандал вокруг этой школы, не будем называть... — Читал, да. — Иногда пишут, что ученица — о сексе, конечно, речи нет, — должна быть влюблена в учителя, чтобы лучше понимать. Как вы на это смотрите? — Э, нет. Я не могу согласиться. Во первых, в школе идеал учителя — это предмет восхищения. Во-вторых ученик от учителя зависит в прямом смысле. И эксплуатировать эту зависимость просто подло. — Ну и актриса зависит. — И актриса часто получает роль через постель. Как только начинается секс в неравных позициях — он режиссер, она актриса, он начальник, она секретарша, — сразу вступает игра: ты мне, я тебе — называй это товарными отношениями. — Да это отношения с властью… Кстати, как сложилась судьба Тряпицына? Спился? — Он давно не пьет: стал депутатом! — Лучше бы спился. — Это тебе в Москве так кажется. А там это большое дело. И он достоин. Дмитрий Быков (с) Собеседник

Лена М.: Андрей Кончаловский. Нельзя во главу угла ставить права человека

Лена М.: ИЛ продолжила публикации, так-иначе посвящённые 400-летию со дня смерти Шекспира: Хилари Мантел. Письмо Шекспиру. Перевод с англ. Т. Казачинской // Иностранная литература, 2016, №10, с. 136-137. Публикуемый текст сего эссе, как я поняла, был написан специально для ИЛ - печатается по рукописи 2016 года. Правда, оригинальное название сего эссе в ИЛ отчего-то никак не приведено... Уильям Шекспир. Венера и Адонис. Поэма. С параллельным английским текстом. Перевод с англ. Виктора Куллэ // Иностранная литература, 2016, №10, с. 138-157. Просто прелесть... :-) Александр Жолковский. Разгадка Гамлета // Иностранная литература, 2016, №10, с. 158-173. Эссе 2016 года написания... Также выделю: Габриэль Гарсия Маркес. Газетные заметки (1961-1984). Перевод с испанского Александра Богдановского // Иностранная литература, 2016, №10, с. 188-214. Перевод публикуемых эссе выполнен по изданию: Gabriel Garsia Marquez. Notas de prensa. Obra periodistica 5 (1961-1984). Barcelona: Mondadory, 1999. Содержание: - Габриэль Гарсия Маркес. Писательские невзгоды (эссе), с. 187-189. - Габриэль Гарсия Маркес. Дать интервью? Нет, спасибо (эссе), с. 189-192. - Габриэль Гарсия Маркес. Кстати (эссе), с. 192. - Габриэль Гарсия Маркес. Призрак Нобелевской премии (эссе), с. 192-196. - Габриэль Гарсия Маркес. Эти мрачные Рождественские праздники (эссе), с. 197-199. - Габриэль Гарсия Маркес. Поэзия, доступная детишкам (эссе), с. 199-201. - Габриэль Гарсия Маркес. Поле - ужасное место, где гуляют сырые куры (эссе), с. 201-203. - Габриэль Гарсия Маркес. Ностальгия не унимается (эссе), с. 204-206. - Габриэль Гарсия Маркес. "Марш моей души" (эссе), с. 206-208. - Габриэль Гарсия Маркес. Тяжкий жребий туриста (эссе), с. 208-211. - Габриэль Гарсия Маркес. Горькое очарование пишущей машинки (эссе), с. 211-214. Весьма содержательный выпуск...

Лена М.: Сергей Шаргунов. Катаев. Погоня за вечной весной [Жизнь замечательных людей. Вып. 1594] Редактор Писарева Е.С. В оформлении переплёта использованы акварели В. Катаева 1920-х годов. М.: Молодая гвардия, 2016. 703 с. Пер. Формат 84X108/32 5000 экз. 5-235-03917-9 В книге представлена первая подробная биография выдающегося прозаика и поэта, тонкого мастера слова Валентина Петровича Катаева (1897—1986), лишенная идеологической предвзятости. Немногие знают, что писатель происходил из старинного священнического рода, среди его близких родственников были архиепископы — новомученики. Герой Соцтруда Катаев был в свое время белым офицером, учеником Бунина, сидел в расстрельном подвале Одесской губчека… Писателю Сергею Шаргунову, опиравшемуся на воспоминания, архивные документы, мемуарную и биографическую литературу, блестяще удалось воссоздать непростую, отчасти таинственную, тесно сплетенную с литературным творчеством жизнь Валентина Катаева — сложного и противоречивого человека, глубоко вовлеченного в исторические события ХХ века. Содержание Почему Катаев? 5 Часть первая. "Я ВНЕ СЕБЯ НЕ МЫСЛЮ МИР НИКАК..." 7 - Его род 7 - Валя и родители 11 - Детство 16 - Первые публикации 22 - Девочки Катаева 31 - "Кружок молодых поэтов" 38 - Знакомство с Буниным 42 Часть вторая. "ВО ВШАХ, В ОСКОЛКАХ, В НИЩЕТЕ, С ПРОСТРЕЛЕННЫМ БЕДРОМ..." 49 - Первая война 49 - "Зеленая лампа" 61 - И снова - Бунин 66 - "Радикальное средство от скуки" 74 - Эвакуация французов 77 - Бунин сердится 84 - У красных 88 - И снова - белый 93 - Тиф 98 - Однажды расстрелянный 101 - Дело Федорова 112 - ЮгРОСТА 120 - "Коллектив поэтов" 123 - Опять расстрел 128 - Отцы 131 - Харьков 133 - Советы Ингулова 138 Часть третья. "СЛАВА ВАЛЯЕТСЯ НА ЗЕМЛЕ. ПРИЕЗЖАЙТЕ В МОСКВУ И ПОДЫМИТЕ ЕЕ" 141 - Москва 141 - Катаев и Хлебников 152 - Катаев и Булгаков 156 - Леля 158 - "Гудок" 163 - Ильф и Петров 169 - Мадам Муха 177 - Возвращение Толстого 190 - "Даешь стулья" 197 - "Остров Эрендорф" и "Повелитель железа" 200 - "Валентин Петрович исправляет" 205 - Катаев и Есенин 212 - "Писательский клуб" 223 - Знакомство с Зощенко 226 - "Пронеслись чайки, как разорванное в клочья письмо" 229 - "Растратчики" 232 - Катаев и Горький 242 - "Двенадцать стульев" 248 - "Отец" и "Квадратура круга" 256 - Катаев и Маяковский 265 - "На грани" 285 Часть четвертая. "БЕЗУМНЫЙ МАТЧ НАД ВЗМЫЛЕННОЙ СТРАНОЙ" 292 - "Подшефный писатель", или Певец тормозного завода 292 - "Время, вперед!" 297 - "А мездра вся в дырках!" 305 - "Острые ребята!" 309 - "А о простоте он говорил метафорами" 313 - На Беломорканале 318 - Первый съезд писателей 326 - "Вот выставлю счет за обеды, быстренько напишешь роман!" 335 - Бука, Бузя и Бума 338 - Эстер и эстет 343 - "Белеет парус одинокий" 348 Часть пятая. "ПРАВДА ЗНАЧИТ МРИЯ" 358 - Катаев и Мандельштам 358 - "Я, сын трудового народа" 374 - Большой террор 377 - Нехорошие признания 392 - "Окровавленная кошка" 399 - "В Лондоне рвут себе волосы от досады" 404 - Дом 406 - "Домик" 411 - Случай со Сталиным 417 - Смерть Булгакова 424 Часть шестая. "ВОЛЖСКИЙ ЛЕД ТЕБЯ ОСТУДИТ, РУССКИЙ ПЛАМЕНЬ ОБОЖЖЕТ..." 428 - 1941-й 428 - 1942-й 432 - "А у вас когда-нибудь погибал младший брат?" 435 - 1943-й 443 - 1944-й 450 - "Сын полка" 454 - "Одесские катакомбы" 457 - Разгром Зощенко 459 - "Так он над серьезной темой работает?" 466 - "За власть Советов" 473 - "Поездка на юг" 485 Часть седьмая. "ЗАХВАТЫВАЕТ ДУХ ОТ КРЕНА..." 489 - Перемены 489 - "Разоблачение корнеплодовщины" 498 - "Юность" 502 - "Которого читают и взрослые..." 512 - "Больше я не пью" 516 - "Ущипните меня, я не знаю, на каком я свете нахожусь..." 523 - Катаев и Хрущев 529 - Смерть Олеши 533 - "Газету надо делать в европейском стиле" 536 - "Неосмотрителен был в своих заявлениях" 545 - "Катаев был в апофеозе швыряния денег..." 552 - "Бессмертию вождя не верь..." 558 Часть восьмая. "ПИСАТЬ КАК ХОЧЕТСЯ, НИ С ЧЕМ НЕ СЧИТАЯСЬ..." 568 - "Святой колодец" 568 - "Трава забвенья" 582 - "Кубик" 589 - "Ханжа, климактерик, подагрик" 595 - "Разбитая жизнь" 597 - Катаев и Солженицын 603 - Галич и Чуковская: два исключения 609 - "Кладбище в Скулянах" 614 - "Алмазный мой венец" 618 - Катаев и "побеги" 626 - Государство и левитация 633 - "Уже написан Вертер" 644 - "Мы только кому-то снимся" 660 - "Икона ликом вниз" 665 - "Чернеет парус одинокий" 669 - Время Горбачева 672 - "Когда я буду умирать..." 675 Вечная весна 680 Приложения 682 - Приложение 1. Основные сочинения Валентина Катаева 682 - Приложение 2. Письма из личного архива Людмилы Коваленко 683 Основные даты жизни и творчества В. П. Катаева 694 Литература 699

Лена М.: Алексей Иванов: Кино или книга — что победит? // Книжное казино. Эхо Москвы, 4 декабря 2016, 15-00. http://echo.msk.ru/programs/kazino/1885058-echo/ Весьма и весьма...

Лена М.: Очень интересный-насыщенный выпуск: - Василий Авченко. Фадеев, главы из книги // Новый мир, 2016, №11, с. 8-50. Книга выходит в ЖЗЛ. - Сергей Шаргунов. Сахар на рану // Новый мир, 2016, №11, с. 82-88. - Мария Галина. Четыре сонета и хор // Новый мир, 2016, №11, с. 89-91. В составе сонеты Персей, Андромеда, Даная, Горгона, а также стихотворение Хор. - Роман Сенчин. Рассадник Писемского. Рассказ о романе // Новый мир, 2016, №11, с. 104-113. - Сергей Беляков. Нация и наука. К дискуссии о книге "Тень Мазепы" // Новый мир, 2016, №11, с. 157-169. Статья об основаниях современной науки, а также о современных подходах к понятию нация. - Сергей Солоух. Свёрток // Новый мир, 2016, №11, с. 182-185. Эссе о генерале Сергее Николаевиче Войцеховском (1883-1951), русском и чехословацком военачальнике. - Книжная полка Марии Галиной // Новый мир, 2016, №11, с. 200-205. Рецензированы книги: - Ася Казанцева. Кто бы мог подумать! М.:Corpus, 2014. - Д.А.Жуков. Стой, кто ведёт? М.: Альпина, 2014. - А.Б.Соколов. Мифы об эволюции человека. М.: Альпина, 2015. - Рудольф Буруковский, Мария Подольская. О чём поют ракушки. Казань: Kazan, 2013. - А.В.Марков. Е.Б.Неймарк. Эволюция. М.:Corpus, 2014.

Лена М.: Весьма примечательный выпуск: - Владимир Березин. Полотняный завод. Повесть о пляшущем зайце // Новый мир, 2017, №2, с. 9-41. Новый цикл рассказов писателя с неуемной фантазией: про сглаз и колдовство, про судьбу, про запахи земли из-под подушки, врачующей сны, про русского олигарха, проделывающего долгий путь на Восток за «женщиной, которая лечит» и лечит не только физические недуги; и так далее. В составе рассказы Сны, Пальто, Порча, Жилкомиссия, Тамариск и Полотняный завод. - Сергей Беляков. Военная тайна. Можно ли подсчитать потери Советского Союза в Великой Отечественной войне? // Новый мир, 2017, №2, с. 156-170. Вопрос, для прояснения которого как минимум необходимо определить, а что в данном случае обозначается словом «потери» - солдаты, погибшие в боях? Население оккупированных зон, планомерно уничтожавшееся немцами? Гражданские и военные лица, попавшие в немецкие лагеря, а потом уехавшие в США или Австралию? Советские граждане, воевавшие на стороне Германии? И так далее. Вот со всеми этими категориями погибших и их цифрами – а также с общей картиной войны, открываемой этими цифрами, – и пытается разобраться в своей статье автор. - Василий Авченко. «Знаешь, где я был?.. Представь себе, в Свирске». К 80-летию со дня рождения Александра Вампилова // Новый мир, 2017, №2, с. 171-175. «Иркутская область, городок Свирск. Он – в стороне от «федеральной» трассы, по которой я уже несколько дней гоню праворульный Surf из моего Владивостока в Красноярск. Случайно в Свирск не попадешь, сюда нужно заезжать намеренно. Вернее, никому не нужно. О нем и в прежние-то времена мало кто знал. Нет, нужно. Мне. Это мой родной город»; ну а совсем неподалеку райцентр Черемухово, город Вампилова – цитата из «Утиной охоты»: «ЗИЛОВ. А почему ты не спишь?.. <…> Нет, из этой конторы надо бежать. Бежать, бежать… Ну сама посуди, разве это работа?.. Знаешь, где я был?.. <…> Представь себе, в Свирске. Вчера после обеда – бах! Садись – поезжай. … Гиблое дело. Тоска…» Да нет, не тоска, – пишет Авченко, – жизнь. Особая. Из которой лучше виден мир Вампилова. В составе эссе Месторождение, Город, лишившийся "Космоса", Строки и между ними, Загадка "славного моря". - Мария Галина. Мифические частички – гены // Новый мир, 2017, №2, с. 220-223. Эссе об «анти-ГМО психозе» в современном «просвещенном» мире, написанное по поводу книги Александра Панчина «Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей». Однако речь здесь идет не только об очевидной нелепости сегодняшней борьбы с ГМО, но и о том, в чем подоплека иррационального страха, который «коллективное массовое сознание испытывает, когда речь заходит о ГМО?.. Невербализуемая, непроговариваемая, прикрывающаяся самыми разными личинами. Страха, что в очередной раз из деталей, предположительно предназначенных для сборки швейной машинки, получится пулемет. Потому что любое технологическое достижение, которого добивается человек, становится оружием всегда». Из цикла HYPERFICTION.

Лена М.: Кирилл Бенедиктов. Политическая биография Марин Ле Пен. Возвращение Жанны д'Арк [Политики XXI века] М.: Книжный мир, 2015. 320 с. Пер. 1000 экз. 5-8041-0796-4 Новая книга известного российского писателя Кирилла Бенедиктова (более 10 литературных премий) представляет собой опыт политической биографии Марин Ле Пен как яркого представителя той части политического класса Франции, которая испытывает искреннюю симпатию к далекой "сестре" на Востоке - России. Франция - давний и сложный политический партнер России в Западной Европе. Франко-русские отношения отмечены и ожесточенными войнами между нашими странами, и эпохами мира и даже "Сердечного согласия". Но нам известна и Франция - законодательница моды, центр европейской культуры, страна, окутанная романтичным флером... Наверно поэтому Франция всегда была для русского человека чем-то вроде земли обетованной, приковывающей внимание, вызывающей повышенный интерес. Но что мы действительно знаем о Франции, о ее внутренней, скрытой от туристов провинциальной жизни, об обстановке, в которой "закалялась сталь" молодой девушки, ставшей в будущем одной из самых известных женщин-политиков - наряду с Маргарет Тэтчер, Ангелой Меркель и Кондолизой Райе? Сможет ли Марин Ле Пен преодолеть сопротивление своих политических врагов и стать новым де Голлем? Сможет ли осуществить мечту своей жизни - "Фрекзит" и добиться того, чтобы ее прекрасная Франция покинула тесные узы Евросоюза? Станет ли реальностью новый франко-русский союз, если у руля Пятой республики встанет современная Жанна д'Арк? И не постигнет ли ее судьба средневековой предшественницы, ставшей жертвой коварных англосаксов? Предлагаемая читателю книга - фактически первая изданная в России полная биография лидера Национального Фронта Франции Марин Ле Пен. Оглавление Николай Степанович Гумилёв. «Франция, на лик твой просветленный...», с. 5-6 Введение, с. 7-21 Глава первая. Маленькая девочка из Монтрету, с. 23-45 - «Твой папа – фашист» (1968–1984), с. 23-35 - «Завсегдатаи клубов»: Марин собирает команду, с. 36-45 Глава вторая. «Время дубинок и железной руки»: рождение НФ, с. 47-76 - Путь к успеху, с. 65-76 Глава третья. Изгнание старых демонов, с. 77-105 - Мятеж Мегре, с. 80-89 - Рождение новой звезды, с. 89-92 - Де-демонизация, с. 92-98 - Энен-Бомон: лаборатория победы, с. 99-105 Глава четвертая. Мадам президент, с. 107-142 - Ядро ореха: идеология Марин Ле Пен, с. 118-133 - «Третий кандидат»: президентские выборы 2012, с. 133-142 Глава пятая. Королеву играет свита, с. 143-170 - Луи Альо: история чистильщика, с. 145-151 - Флориан Филиппо: «человек, который знает все», с. 152-157 - Проблема «гей-лобби» в Национальном Фронте, с. 157-163 - Валлеран де Сен-Жюст: дело о сорока миллионах, с. 163-170 Глава шестая. Битва за Европу, с. 171-200 - Политическое землетрясение (май 2014), с. 171-174 - Взгляд назад. Rassemblement Bleu Marine и муниципальные выборы 2014 г (январь 2012 – март 2014), с. 174-182 - Европейский прорыв (май 2014), с. 182-185 - Борьба в Европарламенте: подножка Фараджа, с. 185-195 - Реванш: «Европа Наций и Свобод», с. 195-200 Глава седьмая. «Мадам Фрекзит», с. 201-222 - «Фрекзит», с. 209-214 - Низвержение Менгира, с. 215-222 Глава восьмая. О России – с любовью, с. 223-244 - Контуры консервативного союза, с. 233-244 Приложение. Политические деятели, активисты и интеллектуалы, упомянутые в тексте, с. 245-317 Содержание, с. 319

Лена М.: Илья Стогов. Джокер бьет Пиковую Даму // Санкт-Петербургские Ведомости, 2017, №14 от 26 января, с. 5. Если раньше, желая скоротать вечерок, средний петербуржец брался за роман, то сегодня рука сама тянется к Интернету. Люди не стали читать меньше - просто вместо повестей и рассказов теперь они читают чаты или статьи в сетевых изданиях. Как результат: новый роман какого-нибудь модного московского прозаика выходит тиражом тысяча - полторы тысячи экземпляров. Притом что даже полтора века назад в почти поголовно неграмотной стране средний тираж книжных новинок обычно составлял все-таки две-три тысячи. Упадок коснулся всех видов книжной продукции: прозы, научпопа, детской литературы (о поэзии или художественных альбомах уж и не говорю). За одним-единственным исключением: именно последние несколько лет стали эпохой подлинного расцвета графических романов. Иначе говоря, комиксов. В Петербурге сегодня открыто сразу несколько магазинов, торгующих исключительно рисованными историями. Самый крупный в лофте на Обводном канале, еще один - на Большом проспекте Петроградской стороны. Во сколько ни зайди, внутри сразу несколько покупателей: вежливо интересуются у продавцов, в каком именно томе Человек-паук пал-таки от руки своего главного врага Человека-тапка. Комиксам посвящают циклы лекций. О них спорят блогеры. Девочки-школьницы носят футболки с изображениями любимых героев, а лобастые культурологи пытаются как-то происходящее истолковать. И даже крупные книжные магазины на Невском, сдавшись, отвели под комиксы сразу по целому залу. Хотя даже я отлично помню, как всего пару лет назад тамошние товароведы клялись, что никогда кованый сапог Железного человека не ступит под одни своды с представленными у них Пушкиным и Достоевским. У истоков поветрия стояли, как это обычно бывает, именно петербуржцы. Почти десять лет назад главный редактор издательства «Амфора» Вадим Назаров предпринял вдруг странный шаг. До этого издательство публиковало сплошь эстетскую прозу Борхеса да Милорада Павича. А тут издало вдруг толстенный, почти на триста страниц, комикс «V значит Вендетта». Думаю, сперва Назаров рассматривал публикацию всего лишь как шутку, этакий реверанс в сторону необычного жанра современной литературы. А оказалось, что расходятся рисованные романы куда лучше, чем романы из букв. Да и говорят о вещах более интересных. Так что вскоре след в след за первым издательством двинулись все остальные. И никакие разговоры о низкопробности комиксов капитанов книгоиздания больше не смущали. Один из издателей рассказывал мне: - Разумеется, как и каждый нормальный человек, до какого-то момента комиксы я не читал, но относился к ним скептически. Мол, развлечение для недалеких. Поэтому самый первый прочитанный комикс здорово меня удивил. Речь там шла о вещах, мягко говоря, недетских: тоталитаризм и свобода, одиночество и самопожертвование, отчаяние и надежда. В том комиксе была даже глава, в которой герои обсуждали довольно сложную богословскую проблему. Ничего себе! - помню, подумал я. Чтобы вы понимали: литературная премия «Национальный бестселлер» досталась в том году роману, повествующему о любви мужчины с его спинной грыжей. Ну и кого после этого можно назвать автором действительно серьезной литературы? Сегодня комиксов по-русски выходит в разы больше, чем, скажем, современной прозы. Обозреть это море невозможно. С одной стороны - 22 тома приключений Тинтина (классики французской детской литературы), а с другой - пронзительный «Маус», говорящий о холокосте, и несколько жутковатых историй, посвященных ближневосточным конфликтам наших дней. А уж там, где были опубликованы сотни томов западной продукции, как было не появиться и русским аналогам? Делать отечественные комиксы пытались многие. Петербургский художник Илья Обухов даже выпускал одно время ежегодный альманах, в котором представлял читателю все лучшее, что было создано по-русски за год. Однако до поры до времени все это так и оставалось развлечением для совсем узенького круга посвященных. Переломить ситуацию попробовали москвичи. В самом начале 2010-х младший сын одного из главных отечественных медиамагнатов запустил на рынок сразу несколько роскошно изданных циклов: мистический про Бесобоя, детективный про майора Грома, исторический про героя по имени Инок. Сделаны они были вполне на западном уровне, но при этом каждой деталью выдавали именно отечественное происхождение. В наступившем 2017-м издатель обещает один из циклов экранизировать, и в Ютьюбе даже появился трейлер будущего блокбастера. Смешно: в качестве главных злодеев там действуют грабители в масках таких, знаете, красноносых хоккеистов из старого советского мультика. Собственного клуба у петербургских любителей комиксов нет. Фанаты если где и встречаются, то разве что на книготорговой ярмарке: в самом дальнем от входа углу там вечно сидит, уткнувшись в пеструю страничку, совсем молодой длинноволосый продавец. - Неужели вам и правда нравится всем этим заниматься? - как-то поинтересовался я у парня. - Может, все же классика, а? Поэзия, Чехов, тени великих предков? В конце концов, ведь именно книжки делают каждого из нас лучше. - Что значит «лучше»? - усмехнулся тот. - Ученые установили, что за восприятие текста и образов в мозгу человека отвечают разные полушария. Тот, кто читает книгу, использует только правое, а тот, кто смотрит на картину, - только левое. И знаете, в чем состоит единственный способ вернуть нам целостность? Правильно: объединить текст и картинку. Только тот, кто читает комикс, использует весь мозг - и, значит, становится действительно лучше. А вы говорите: «поэзия»! (c) Санкт-Петербургские Ведомости

Лена М.: Двойное вероломство. Потерянная пьеса Шекспира и Джона Флетчера под редакцией Льюиса Теобальда Double Falsehood: The Lost Play by William Shakespeare and John Fletcher Adapted by Lewis Theobald (2010) Вступительная статья, перевод, комментарии Андрея Корчевского. Послесловие Д.А. Иванова. М.: Центр книги Рудомино, 2016. 224 с. Пер. 1500 экз. 5-00087-092-1 Настоящее билингвальное издание впервые представляет русскому читателю пьесу "Двойное вероломство, или Влюбленные в беде", предположительно написанную в 1612-1613 гг. Уильямом Шекспиром в соавторстве с Джоном Флетчером на основе истории Карденьо из "Дон Кихота" Сервантеса. Оригинальная рукопись была утрачена в пожаре, а текст, приводимый в настоящем издании, был подготовлен в 1727 году шекспироведом Льюисом Теобальдом. Содержание - From the translator / От переводчика 6/7 - Shakespeare's lost play. Professor Brean S. Hammond / Потерянная пьеса Шекспира. Профессор Брин С. Хэммонд 12/13 - DOUBLE FALSEHOOD; OR, THE DISTRESSED LOVERS / ДВОЙНОЕ ВЕРОЛОМСТВО, ИЛИ ВЛЮБЛЕННЫЕ В БЕДЕ 24/25 - SONGS of Robert Johnson / ПЕСНИ Роберта Джонсона 206/207 - Послесловие к первому русскому изданию "Двойного вероломства". Д.А. Иванов 211 - About the translator / О переводчике 222

ziza: В прошлом году выходил сборник: "Revisiting Shakespeare’s Lost Play: Cardenio/Double Falsehood in the Eighteenth Century" http://libgen.io/book/index.php?md5=8F066F5362778A1FDBB13A7469BF36CD Так там считают, что "Двойное вероломство" - это подделка, написанная самим Льюисом Теобальдом в 1727 году в рамках его дискуссии с Александром Попом и Джоном Геем о будущем английской драмы. Несколько иной подход: вместо того, чтобы искать в тексте сходство с Шекспиром авторы рассматривают пьесу в окружении, в котором она создана.

Лена М.: Национальные коды европейской литературы в контексте исторической эпохи: коллективная монография Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета им. Н.И. Лобачевского, 2017. Ответственные редакторы Т.А.Шарыпина, И.К.Полуяхтова, М.К.Меньщикова. 611 с. 500 экз. 5-91326-379-7 В коллективной монографии проблема национальных кодов получает свое освещение как в синхроническом, так и в диахроническом аспекте. В главах выстраиваются не только хронологические, но и тематические переходы, подчерки-вающие эволюцию, трансформацию или рецепцию тех или иных образов, идей, мотивов. Значительное место в ней отведено теоретическому осмыслению ряда вопросов, связанных с рецепцией культурно-исторических и национальных кодов, например, самоидентификации национального сознания и ее формам, национально-историческому самосознанию, национально-государственной (само)идентификации, способам репрезентации национального характера и т.д. Подготовленная кафедрой зарубежной литературы ННГУ книга представляет несомненный научный интерес для филологов, культурологов, студентов, аспирантов и всех, кто интересуется развитием европейской словесности. ОГЛАВЛЕНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ (Шарыпина Т.А., Нижний Новгород) 3 ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ 1.1. «Чужое слово» в прозе Н.М. Карамзина (на материале повести «Марфа-посадница, или Покорение Новагорода») (Юхнова И.С., Нижний Новгород) 9 1.2. «Театральная» тема в «Путевых письмах» Н.И. Греча (Аксенова М.В., Нижний Новгород) 16 1.3. Антиутопические мотивы в лирике Е.А. Боратынского (Рудакова С.В., Магнитогорск) 22 1.4. Русский вектор прочтения Вальтера Скотта (А. Бестужев-Марлинский «Ревельский турнир» и В. Скотт «Айвенго») (Швецова Т.В., Архангельск) 27 1.5. «Игра в портреты»: образ француза в диалогах И. Тургенева и П. Виардо (Спехова А.И., Нижний Новгород) 38 1.6. Образ Микеланджело Буонарроти в художественном творчестве Д. С. Мережковского (Дехтяренок А.В., Петрозаводск) 45 1.7. Русский национальный характер в цикле «Записки охотника» И.С. Тургенева в оценке русской и французской литературной критики 40–60-х гг. XIX века (Воскресенская Н.А., Нижний Новгород) 56 1.8. Образы англичан в «Тихом Доне» М.А. Шолохова (Шешунова С.В., Дубна) 70 1.9. «И вот непоправимо, невпопад, в чужой земле, под звуки чужой речи…» (Тема национальных корней в поэме Беллы Ахмадулиной «Моя родословная») (Яшина К.И., Нижний Новгород) 76 1.10. Споры о русской/российской идентичности в философской литературе XIX–XX вв. (Агапова Э.И., Казань) 81 1.11. Мемуарный очерк М. Горького «А.П. Чехов» в переводе С. Перского на французский язык (Уртминцева М.Г., Максимова Т.Г., Нижний Новгород) 87 1.12. Топос восточного города в прозе С. Афлатуни (Емелина А.В., Нижний Новгород) 94 1.13. Символизм как способ осмысления и трансляции информации в современном культурном пространстве (Гаврикова И.Ю., Брауншвейг, Германия) 103 1.14. Феномен национального кода в истории русского литературного языка (Стрепетова Г.И., Волгоград) 115 ГЛАВА 2. НЕМЕЦКИЙ АКЦЕНТ В ЭСТЕТИЧЕСКОМ СОЗНАНИИ XIX–ХХI ВВ.: КОНСТАНТЫ И ПЕРЕМЕННЫЕ 2.1. Немецкая эстетика XVIII века об изобразительных возможностях литературы (к вопросу о формировании теории интермедиальности) (Казакова И.Б., Самара) 121 2.2. «Прекрасная эпоха» «берлинского детства» В. Беньямина (Тихонова О.В., Воронеж) 129 2.3. Духовная культура Востока в жизни и творчестве Германа Гессе (Чепурина И.В., Петрозаводск) 135 2.4. Элиас Канетти и Фридрих Геббель: текстовые параллели и жанровые противоречия (Зиганшина Н.Ф., Казань) 143 2.5. И. Бахман, Э. Елинек, К. Рансмайр – единство традиции (Конышева Н.Ю., Челябинск) 148 2.6. Постдрама в театральной практике Германии конца XX века («опыты» Х. Мюллера) (Фролова А.С., Нижний Новгород) 156 2.7. Роман Бернхарда Шлинка «Женщина на лестнице»: интермедиальные аспекты немецкого экзистенциального кода (Шарыпина Т.А., Нижний Новгород) 162 2.8. Драматическая аффектация в пьесах Мариуса фон Майенбурга (Нефедова Е.Г., Нижний Новгород) 173 2.9. К проблеме определения принципов поэтики гиноцентрической литературы (Ивлиева П.Д., Нижний Новгород) 179 2.10. О восприятии иных культур через призму современной детско-юношеской литературы Германии (Привалова Е.П., Москва) 188 2.11. Достоинства и недостатки имиджа России в современной немецкой литературе (Русяева М.М., Саранск) 194 ГЛАВА 3. НАЦИОНАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ В АНГЛИЙСКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 3.1. Образ Востока в пьесах англичанок-драматургов конца XVII века (Трофимова В.С., Санкт-Петербург) 202 3.2. Традиции «хождения по тому свету» в повести Г. Филдинга «Путешествие в загробный мир и прочее» (Макарова Л.Ю., Екатеринбург) 206 3.3. Соборный скандал в Рочестере и его полемическое отражение в викторианской литературе (Э. Троллоп и Ч. Диккенс) (Кузнецова А.И., Москва) 212 3.4. Коды эстетизма в романе Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» (Цветков Ю.Л., Иваново) 225 3.5. Художественное воплощение и функции мифологемы сада в романе О. Уайльда «Портрет Дориана Грея» (Кирдяева О.И., Москва) 233 3.6. Национальное в романах М. Рида «На море» и Д.Ф. Купера «На море и на суше» (Журавлева А.П., Москва) 241 3.7. Образ России в публицистических высказываниях британских писателей начала XX века (поиски национального «своего») (Короле-ва С.Б., Нижний Новгород) 250 3.8. Русский пейзаж в английской прозе 1910-х годов (Новикова В.Г., Нижний Новгород) 259 3.9. Ирония как стратегия утверждения национальной идентичности. Опыт прочтения лирики Р. Фроста (Котовская А.Е., Санкт-Петербург) 272 3.10. Антиутопия становится реальной: мотивы романа Дж. Оруэлла «1984» в современном мире (Кравченко В.И., Пудеян Л.А., Ростов-на-Дону) 280 3.11. Конфликт цивилизаций и антитеза цивилизация-варварство в романе И. Во «Черная напасть» (Рябчикова Е.Е., Калининград) 287 3.12. Стратегии реализации творческого потенциала шекспировского наследия в произведениях Дж. Фаулза (Дроздова М.С., Москва) 293 3.13. Пейзаж английского Средневековья в романе К. Исигуро «Погребение великана» (Селитрина Т.Л., Уфа) 301 3.14. Основные этапы развития «Новой критики» в Великобритании и США (Архангельская И.Б., Нижний Новгород) 308 3.15. Образ послереволюционной России в романе Айн Рэнд «Мы живые» (Назаренко Д.А., Нижний Новгород) 317 3.16. Роман Дэвида Лоджа о Герберте Уэллсе: особенности жанра и повествовательные стратегии (Бронич М.К., Нижний Новгород) 326 3.17. Англо-американский национальный код на примере романа Дэна Симмонса «Пятое Сердце» (Куликов Е.А., Нижний Новгород) 336 3.18. Английскость в романе Чарльза Сноу «Наставники» (Макурин А.Е., Нижний Новгород) 346 3.19. Инокультурный код в рассказе С. Рушди «Гармония сфер» (Чуванова О.И., Донецк) 353 3.20. Рецепция жизни и творчества Джейн Остен в литературных произведениях современных англоязычных авторов (Ремаева Ю.Г., Нижний Новгород) 361 3.21. Английские реалии в неовикторианском кино: от “Illustrated Lon369don Herald” до “Golf Sale” (Скороходько Ю.С., Симферополь, Крым) 369 3.22. Неовикторианский код как переводческая проблема (Скороходько С.А., Симферополь, Крым) 380 ГЛАВА 4. РЕЦЕПЦИЯ ИНОКУЛЬТУРНОГО КОДА В ЕВРОПЕЙСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ 4.1. Эжен Фромантен и изучение голландского искусства XVII столетия во второй половине XIX – начале XX в. (Акимов С.С., Нижний Новгород) 391 4.2. Русский дворянин XVIII в. в европейской культурной среде: кенигсбергский период жизни А.Т. Болотова (Овчарова Е.Э., Санкт-Петербург) 406 4.3. Европейские стереотипы восприятия мексиканской культуры в романе Д.Г. Лоуренса «Пернатый змей» (Кравченко В.И., Барышникова О.Е., Ростов-на-Дону) 415 4.4. Социальный дарвинизм и школа в романе «Условно пригодные» П. Хёга и в повести «Класс коррекции» Е. Мурашовой (Сухих О.С., Нижний Новгород) 420 4.5. Библейские мотивы в романе Т. Линдгрена «Путь змея на скале» (к проблеме шведской идентичности) (Корсакова М.В., Москва) 435 4.6. Особенности организации пространства и времени в романе С. Ларссона «Девушка с татуировкой дракона» (Бельский И.О., Ниж-ний Новгород) 441 4.7. Русская тема в современном скандинавском детективе (Поляков О.Ю., Полякова О.А., Киров) 448 4.8. Традиции скандинавского фольклора в творчестве Юхана Теорина (Коновалова М.А., Петрозаводск) 456 4.9. «История выживших» Эмиля Хьёрвара Петерсена: скандинавская мифология после апокалипсиса (Маркелова О.А.. Москва) 465 4.10. Русский портрет: субституты как средство объективизации национальной идентичности (на материале испаноязычной форумной коммуникации) (Бочарова А.В., Москва) 473 4.11. Репрезентация событий Нового Завета в русских и французских фразеологических единицах, образованных от антропонимов (Вереща-гина А.В., Москва) 482 ГЛАВА 5. ИССЛЕДОВАНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ФЕНОМЕНА НАЦИОНАЛЬНОГО КОДА 5.1. Лексико-семантическая структура дерогативов античной лирики и комедии в аспекте карнавальной культуры и роль ее изучения в про-цессе подготовки студентов-романистов (Мущинина Л.Н., Санкт-Петербург) 497 5.2. Мотив смеха в «Юлие Цезаре» Шекспира и его античные источники (Теперик Т.Ф., Москва) 506 5.3. Античные образы в поэзии Д.Г. Лоуренса (Петросян М.С., Москва) 517 5.4. «Живая Византия»: греческий мир в романе «Одиссей Полихрониадес» К. Н. Леонтьева (Кунильская Д.С., Петрозаводск) 522 5.5. Менады: виртуозная игра в интерьерах «гастрономического этюда» Х. Кортасара «Менады» (Гайворонская-Кантомирова А.Н., Волгоград; Харланова К.М., Москва) 530 5.6. «Французская» Медея ХХ века (Савиных О.И., Нижний Новгород) 536 5.7. Образ античности в романах Питера Акройда «Падение Трои» и «Повесть о Платоне» (Нуштаева Е.Д., Москва) 544 5.8. Своеобразие современной интерпретации античного литературного кода: «Утраченные книги "Одиссеи"» Захари Мэйсона (Соболева Н.В., Москва) 550 5.9. Пьеса В. Вудса «Крик с небес» в контексте драматургических интерпретаций мифа о Дейрдре (Олькова А.А., Нижний Новгород) 554 5.10. Античный код в новогреческой поэзии конца ХХ – начала XXI вв. (Шевченко Л.И., Самара) 561 5.11. Античные и христианские мотивы в творчестве Хайнца Пионтека (Кудрявцева Т.В., Москва) 577 5.12. Роман-антиутопия и авантюрно-философская фантастика ХХ века (Козьмина Е.Ю., Екатеринбург) 581 5.13. Игровые особенности английского фэнтези (Д. Джонс, Н. Гейман, Т. Пратчетт) (Наумчик О.С., Нижний Новгород) 589 СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ 601

Лена М.: Июньский выпуск ИЛ «Сорок лет без Набокова» полностью посвящён Владимиру Набокову (1899-1977), признанному классику ХХ века. Особо выделю: - “Свою душу я Вам не раскрою...” Из эпистолярного наследия Владимира Набокова. Перевод Александра Ливерганта. Комментарии Николая Мельникова, с. 14-129. Это выбранные места из деловой переписки Владимира Набокова, письма 1935-1977 гг. - Владимир Набоков. The Ballad of Longwood Glen (1953-1957), с. 134-135. - Баллада об Арте Лонгвуде. Перевод Марины Бородицкой (2017), с. 135-136. - Баллада об долине Россли. Перевод Алексея Круглова (2017), с. 137-138. - Баллада об лощине Рослинга. Перевод Марии Фаликман (2017), с. 138-139. Это три различных первых перевода «Баллады Лонгвудской долины», впервые публикуемой в России. - Владимир Набоков и Лайонел Триллинг обсуждают “Лолиту” с Пьером Бёртоном (CBC, 1958, 26 ноября, программа "Крупный план"). Расшифровка и перевод с английского Анны Курт, с. 140-144. - Деспот в своем мире. Интервью Дитеру Циммеру (Die Zeit, 1966, 28 октября, с. 19-20). Перевод с немецкого Дарьи Андреевой, с. 145-152. - Джон Колмен. Набоков (The Spectator, 1959, №6854 от 6 ноября, с. 619). Перевод с английского Николая Мельникова, с. 159-162. Эссе, написанное известным английским журналистом под впечатлением от общения с Набоковым в рамках рекламной кампании английского издания Лолиты. - Джон Апдайк. Гроссмейстер Набоков (New Republic, 1964, 26 сентября, том 151, с. 15-18). Перевод с английского Оксаны Кириченко, с. 186-192. Статья посвящена роману "Защита Лужина" (1929). А ещё в номере более сорока рецензий известных западных литераторов на девять книг Владимира Набокова (от Машеньки(1926) до Волшебника (1986)), ранее не публиковавшиеся на русском языке, а также воспоминания о нём выдающихся современников.

Лена М.: http://ostrovaksenov.ru/ Проект «Остров Аксёнов» посвящен писателю Василию Аксёнову (1932–2009). Жизнь, творчество и наследие писателя на официальном мемориальном сайте Василия Аксёнова. На мой взгляд, весьма достойное начинание...

Лена М.: https://gorky.media/context/do-sih-por-ne-sovsem-ponimayu-zachem-nuzhna-realisticheskaya-literatura/ «До сих пор не совсем понимаю, зачем нужна „реалистическая“ литература». Читательская биография Кирилла Кобрина // Горький, 2017, 10 мая. http://gefter.ru/archive/22170 Пробные предложения к дискуссии на Gefter.ru. Современная литература и протагонисты «ценностей» в РФ // Гефтер, 2017, 15 мая. Весьма примечательно...

Лена М.: Эдуард Лимонов: „Я всегда был государственником...“ О режиме дня, издателях-живоглотах, перспективах Украины и многом другом // Литературная газета, 2017, №36 от 13-19 сентября, с. 3. В свои 74 года Эдуард Лимонов чрезвычайно бодр и подвижен. По-юношески худощав, эмоционален, за словом в карман не лезет, весьма иронично относится к тому, что его – автора семидесяти книг художественной прозы, стихов и публицистики – называют «живым классиком». – Как вам удаётся совмещать незаурядную творческую активность, бурную общественную деятельность и ещё что-то оставлять на личную жизнь? – Я ничего не делаю с натугой, с насилием над собой. Есть необходимость в политических шагах – я их совершаю, а если нет такой необходимости, – занимаюсь литературой. Если я занимаюсь литературой, это признак того, что я потерпел какое-то поражение в политике. Но одно подпитывается другим, и у меня есть книги, где политика и литература тесно переплетаются между собой. – Какой у вас рабочий распорядок: вы любите писать утром, ночью, в суете путешествий? Долго ли работаете над замыслом, обдумываете композицию? – Я работаю по утрам. Встаю достаточно рано для среднего российского гражданина, как правило, в шесть часов утра. Это очень приятное время – мозги хорошо работают, не мешают городские шумы. Бывает, веду заметки во время путешествий, но всё время записывать не будешь. Недавно был в Нагорном Карабахе и в конце светового дня записывал накопившиеся впечатления, а мой помощник фиксировал имена собственные, названия мест, имена людей, то есть различные необходимые детали. Над композицией думаю всё меньше. Вот недавно одним махом, буквально дней за десять, написал книгу, которая называется «Монголия» (хотя там речь идёт вовсе не о государстве Монголия). Просто короткие сцены: от размышлений о песне «В парке Чаир» до мыслей о глиняных цивилизациях Ближнего Востока, о том, что нынешняя война идёт в самых древних местах человеческой цивилизации. Там даже нет руин, поскольку всё делалось из глины: и глиняные таблички, и старые крепости, и знаменитая Вавилонская башня. Такое впечатление, что мир закончится там, где он и начинался: где был Эдем, где стоит Арарат... Вот готовая книга – родилась из ничего, из каких-то воспоминаний. – То есть вы часто пишете под впечатлением. Получается в литературе вы импрессионист? – Может быть. Это попытки поймать то, что у нас у всех в голове постоянно присутствует, некие немедленные размышления. Которые есть самое важное, что мы, литераторы прошлого, пытались уловить, выстраивая громоздкие конструкции, наподобие «Войны и мира». Возможно, самое интересное именно то, что приходит внезапно. – Вы весьма популярный и хорошо продающийся автор. Какая из ваших книг стала наиболее успешной, а какая оказалась наиболее провальной в коммерческом отношении? – Самые золотые времена российского издательского бизнеса были в девяностые годы. Я мог стать богатейшим человеком, но, как и все, стал жертвой «шоковой терапии». Все мои договоры были заключены в 1991 году, и по ним мне полагался рубль с каждой изданной книги. Но когда мои книги в конце того же года и в последующем девяносто втором году начали выходить, то все они немедленно превращались в прах. У меня в общей сложности за год вышло четыре миллиона экземпляров книг (из них половина «Это я, Эдичка»), однако на все гонорары я не смог купить даже велосипед. Теперь таких тиражей официально нет, и я толком не знаю, что происходит с моими книгами. Хотя и к издательствам особых претензий у меня нет. Издательский бизнес – это не продажа нефти, и пусть читатели не думают, что издатели – это самые богатые люди, так, мелкого размера хищники, живоглоты, которые пытаются вырвать какие-то крохи. – Нет ли ощущения, что у вас есть некая «лучшая книга», а ваши читатели предпочитают совершенно иную? – Я не считаю, что у меня есть «лучшая книга». Я счастливый литератор, который создал ансамбль трудов, и если вырвать из него один из кирпичиков или кусочков мозаики, то и ансамбль будет неполным. Меня иногда упрекают, мол, «он повторяется». А я и не стесняюсь повторяться, поскольку с течением времени у меня меняются читатели, появляются новые и, значит, я жив. Вот все восторгались Новодворской, она умерла, а теперь вы часто её вспоминаете? Если человека не вспоминают, значит, он не жив. Я вспоминаю свою маму и считаю, что она жива моими мыслями; я один из немногих, кто помнит о ней, и, значит, она жива. А те, кого не произносят вслух и о ком не думают, они не живы. Человек умирает не тогда, когда его закапывают, – он умирает, когда он перестаёт быть необходимым в кругообороте воздуха, земли, моря... – Как-то в разговоре вы обронили, что из-за полубродяжнической жизни у вас и архива толком нет. Каково это быть писателем без архива? – Это освобождает и одновременно тормозит, потому что каких-то важных фрагментов лишаешься. Но у меня огромное количество разных дневников – только во Франции 42 тетради осталось, валяются у кого-то. Кроме того, существует масса записей – я специально раздавал их частным лицам, в литературные музеи, и даже в тюрьме старался вести дневники. Тоже кому-то отдал. – Это тюрьма так повлияла, что вы из радикального революционера стали государственником? – Нет, государственником я был всегда. Даже на партбилетах нашей партии был напечатан девиз «Россия – всё, остальное – ничто!». Это не национализм, национализм – это нация, а «Россия – всё» это и есть государственность. Я империалист, а не националист. – У вас украинская фамилия – Савенко, вы выросли в Харькове. Как вам видится будущее Украины, российско-украинских отношений? – Как один из харьковчан я понимаю, насколько несправедлива сложившаяся ситуация. Сегодня самое разумное – создать коалицию государств, имеющих территориальные претензии к Украине. Помимо России, которая должна требовать возврата восьми русско-язычных областей, есть Польша (с возможностью присоединения своих бывших четырёх областей), Румыния, Венгрия и даже Словакия. Давайте создадим этот союз. Трудно, но возможно – в той же Польше растут антиукраинские настроения. Если пять восточноевропейских государств станут требовать от Украины «отдайте нам это!», то им будет очень сложно противостоять. Отмечая храбрость нашей власти в случае Крыма, увы, должен констатировать её трусость в вопросах Донбасса. Россия ведёт себя трусливо, когда говорит, что «мы не сторона конфликта». Там живут наши люди, которые говорят по-русски. Язык – это истинный способ определить «кто есть кто». Паспорт государства – это французское полицейское изобретение, крови всего четыре медицинские группы, и нет особой крови русской, украинской, американской и прочих. И только на базисе языка стоит национальная цивилизация: культура, литература, традиции и прочее. Почему поднялся Донецк? В 2013 году, когда ещё никакого Майдана не было, русский своим родным языком там назвали 94,7 процента жителей. Надо признать, что это наши братья и мы имеем право их защитить. Даже толстокожий Запад такие вещи понимает. Всё равно, рано или поздно мы это обязательно сделаем. Украина обречена, но не к вымиранию или исчезновению. От Украины останется девять областей с населением миллионов двадцать. Это большое, по европейским меркам, государство. Успокойтесь, ребята, и выращивайте там свой украинский язык, свою литературу, свою историю – имеете право. – Зимой следующего года у вас весьма почтенный юбилей – 75 лет. Подозреваю, что государственными наградами вас не отметят, ну а чем вы порадуете своих читателей? – Есть несколько книг – по меньшей мере четыре. Многое зависит от издателей. Как только они сделают свою работу, свою долю получат и читатели. Беседу вёл Константин Кеворкян Теги: Эдуард Лимонов (с) Литературная газета

Лена М.: Роман Сенчин. «Время, когда писатели стремились в Москву, прошло» // Урал, 2017, №6. Беседу вела Анна Матвеева. http://magazines.russ.ru/ural/2017/6/ps-roman-senchin-vremya-kogda-pisateli-stremilis-v-moskvu-prosh.html В начале 2017 года литературный Екатеринбург стал богаче на ценную творческую единицу — к нам приехал известный прозаик Роман Сенчин, финалист и лауреат многих литературных премий, автор романов «Елтышевы», «Зона затопления» и т.д., постоянный автор журнала «Урал». Приехал Сенчин не в гости, не в творческую командировку, а на постоянное место жительства, что само по себе удивительно. О том, что стало причиной таких резких жизненных перемен, Роман рассказал в интервью, которое специально для «Урала» взяла Анна Матвеева. Довольно примечательная беседа двух известных литераторов...

Лена М.: Весьма примечательный выпуск: - Сергей Шаргунов. Правда и ложка // Новый мир, 2017, №10, с. 9-44. Повесть моего любимейшего писателя произвела на меня странное впечатление (оценила лишь на 6 из 10), возможно, от того, что раньше прочитала потрясающий рассказ Сенчина (см. ниже) и поневоле сравнивала... - Роман Сенчин. А папа? // Новый мир, 2017, №10, с. 123-134. Рассказ о всей нынешней Жути обыденности нашей провинции глазами четырёхлетнего ребёнка - 8.5 из 10... - Льюис Кэрролл. Алиса в волшебной стране. Глава девятая. История Черрипаха. Перевод с английского и вступление Евгения Клюева // Новый мир, 2017, №10, с. 138-146. Собственно, это фрагмент новой версии перевода Alice's Adventures in Wonderland, готовящегося к выходу в издательстве "Самокат"... - Владимир Губайловский. Новая Книга человечества. Комментарий в эпоху Википедии // Новый мир, 2017, №10, с. 155-168. Примечательные соображения о Википедии в нашем мире - на примере исследования: Когда родился Пушкин? - Лунатики в сумасшедшем доме. Сериалы с Ириной Светловой // Новый мир, 2017, №10, с. 212-218. О первом сезоне телесериала Легион (2017, 8 эпизодов) - особо и подробнейше выделен-описан воистину впечатляющий музыкальный ряд сериала... - Мария Галина. Раздвоенные и разделенные // Новый мир, 2017, №10, с. 219-222. Очередное эссе из цикла Hyperfiction - на сей раз о современном фантастическом детективе...

Лена М.: Никита Елисеев, Евгений Ермолин, Анна Жучкова, Елена Иваницкая, Роман Сенчин. «Раз в крещенский вечерок…» Литературные мечтания // Знамя, 2018, №1, с. 185-199. В преддверии Нового года мы предложили нескольким писателям и критикам поразмышлять над тем, как изменится отечественная литература в ближайшие годы и какие художественные смыслы и формы будут в ней наиболее востребованы. Публикуем полученные ответы. http://magazines.russ.ru/znamia/2018/1/raz-v-kreshenskij-vecherok.html



полная версия страницы